И восхищаться…

Перевод О. Юрьева

 

В Индийском океане тишь,

Глядит он кротостью самой;

Волны нигде не различишь,

Кроме дорожки за кормой.

Корабль несется, дня уж нет,

Пробили склянки - отдыхай…

Чернея на закатный свет,

Индус поет: «Хам декхта хай».

И восхищаться, и дышать,

И жить бескрайностъю дорог -

Без толку! - мог бы я сказать.

Но бросить бы уже не смог!

Слежу ли за игрой старшин,

Ловлю ли женский смех и гам,

Гляжу ли, как офицера

На шканцах провожают дам,

Я думаю про что ушло,

Взгляд утопивши в синей мгле,

И вот я словно бы один

На опустевшем корабле.

Про что ушло, что видел я

В казарме, в лагерях, в бою,

Рассказываю сам себе

И правды сам не узнаю;

Так странно, слишком странно все…

Что ж, это нынче позади.

Да, было всякое со мной,

Но - больше в будущем, поди.

Да, на заметку я попал,

Я нарушал закон полка,

И сам себя со стороны

Я видел в роли дурака -

Познанья цену я платил

И не был ею возмущен,

А прохлаждался на «губе»,

Мироустройством восхищен.

На траверзе возник дымок,

И встал над морем там, вдали,

Горбучий Аден, точно печь,

Которую уж век не жгли.

Проплыл я мимо этих скал

Шесть лет назад - теперь домой

Плыву, солдат, отбывший срок,

С шестью годами за спиной.

Невеста плакала: «Вернись!»

И мать вздыхала тяжело.

Они мне не писали - знать,

Ушли: ушли, как все ушло.

Как все ушло, что разглядел,

Открыл, узнал и встретил я.

Как высказать, что на душе?

И я пою. Вот песнь моя:

И восхищаться, и дышать,

И жить бескрайностъю дорог -

Без толку! - мог бы я сказать.

Но бросить бы уже не смог!