Уважаемые посетители сайта, мы рады вас видеть.

Если вам есть чем поделитьсся с нами, мы можем разместить ваши произведения на нашем сайте. Для этого достаточно прислать ваше произведение к нам через форму обратной связи.

Я поздно лег, усталый и больной . . .

Я поздно лег, усталый и больной,

Тревожимый моей печальной жизнью;

Но тихо сон сомкнул мои глаза...

И вот внезапно я себя увидел

Среди ее семьи. Кругом стола

Мы все в большой сидели зале,

Она сидела близ меня. Невольно

Встречались наши взоры; трепетно

Касалися друг друга наши руки.

Семья ее смотрела на меня

С учтивостью какою-то холодной.

Потом все уходили понемногу,

Я наконец остался с ней один.

И нежно мы глядели друг на друга..

Склонясь ко мне головкою, она

Сказала, что давно меня уж любит...

Я чувствовал, как по щеке моей

Скользит ее развитый мягкий локон,

Уста коснулись уст, мы обнялись

И плакали, блаженствуя в лобзанье,

Потом опять мы оба чинно сели,

Пришли ее родные и на нас

Смотрели косо. Но что мог значить нам

Их скрытый гнев? Мы так глубоко жили

Всей бесконечной полнотой любви...

Проснулся я, и верить сну хотелось,

И рад я был, как глупое дитя,

И знал, что это невозможно...

 

С.А. Рейсером включено в цикл «Buch der Liebe» (Н.П. Огарев. Стихотворения и поэмы. Л., 1956, с. 176). Но хотя по содержанию стихотворение безусловно близко этому циклу, тем не менее в сохранившейся рукописи «Buch der Liebe» его нет, поэтому более правильным представляется вынесение стихотворения за пределы цикла. Стихотворение обращено к Евдокии Васильевне (в семье ее звали Душенька) Сухово-Кобылиной (1819-1896, в замужестве Петрово-Соловово). Она была младшей сестрой Е.В. Салиас де Турнемири драматурга А.В. Сухово-Кобылина, друзей юности Огарева. С самой Душенькой Огарев возобновил знакомство в 1839 году по возвращении из ссылки. С момента рождения своего чувства к Душеньке Огарев отчетливо сознавал его обреченность и безнадежность.

 

1840 -1841