Уважаемые посетители сайта, мы рады вас видеть.

Если вам есть чем поделитьсся с нами, мы можем разместить ваши произведения на нашем сайте. Для этого достаточно прислать ваше произведение к нам через форму обратной связи.

Летавица

Гаврилка был добрым и послушным мальчиком. За это его любили и отец с матерью, и бабушка. И потому, что все его любили и пестовали, он становился все лучше да милее.

Жилось ему прекрасно…

Однажды его мать занемогла. Работая в поле, она попала под сильный ливень и насквозь промокла. Придя домой, не сняла сразу мокрую обувь, простудилась и сильно захворала. Несколько недель проболела она, но никакие лекарства не помогли, и она умерла.

С тех пор жить Гаврилке стало худо.

Отец работал от зари до зари, а бабушка была такой старенькой и немощной, что едва управлялась с домашними делами, и за Гаврилкой некому было присмотреть. Теперь он часто ходил голодный, немытый, нечесаный, спал на грязной постели. Он помогал бабушке чем только мог. И лишь ненадолго брался за книжку, чтобы научиться всему хорошему, о чем там написано, и стать умным, способным помощником отцу, как завещала ему покойная матушка.

Вскоре умерла и старенькая бабушка, а в доме стало так тоскливо и одиноко, словно в пустыне. Гаврилка теперь был предоставлен сам себе и лишен всякого ухода и помощи. Отец приходил домой поздним вечером, уставший, грустный и недовольный. Он больше уже не играл со своим сыночком, не рассказывал ему сказок, не мастерил игрушек. Все чаще отец кричал на бедного Гаврилку за то, что тот всегда грязный, нестриженный и ободранный. Но мальчик был не виноват, ведь не мог же он сам себя постричь или поставить заплатки на прохудившуюся одежду. Отец сердился на Гаврилку потому, что очень страдал, ведь в горе люди часто становятся несправедливы к другим и иногда обижают невинных.

И Гаврилка понимал это. Он не только не роптал на судьбу, не только молча сносил незаслуженные упреки, а напротив - старался как-то утешить несчастного отца, заставить его улыбнуться.

Но, к сожалению, ему это удавалось нечасто…

Как-то раз отец не пошел на работу. Оставшись дома, он починил все во дворе, помыл и прибрал в комнате, повел Гаврилку постричься к цирюльнику и сам побрился. Когда вечером они вернулись домой, отец, как бывало, посадил Гаврилку к себе на колени, погладил его по головке и грустно сказал:

- Ну, сынок! Видно, не прожить нам одним, без мамки. Хорошая была у нас мама, да только оставила она нас, ушла на небо!

Глаза у отца заблестели, и маленькие слезинки одна за другой покатились по щекам на усы. Он вытер их платком и продолжал:

- Значит, нужна нам другая мама. Завтра она придет. Только, гляди, слушай ее, не перечь и люби, как любил родную мать. А тогда и тебе будет хорошо, да и мне тоже.

Гаврилка не знал, что и думать. Всю ночь не сомкнул он глаз. Горько было ему от того, что придет к ним «новая» мама, ведь любил он только ту, свою, родную мамочку… Он не знал, сможет ли отдать свое сердце той «новой», которую еще не видел. Но он был послушным, разумным мальчиком и понял, что отец поступает так для их общего блага. Потому и должен он подчиниться отцовской воле, если не для своего - то ради его, отцова, счастья…

На следующий день было воскресенье. Отец нарядился во все новое, одел и Гаврилку в лучшую его одежду, а потом привез из церкви «новую мать».

Это была совсем чужая для Гаврилки женщина, и он сразу почувствовал, что не станет она ему родной. Поначалу «новая мать» была добра к мальчику, а Гаврилка во всем угождал ей и всячески старался заслужить ее любовь.

Но так продолжалось недолго. Очень скоро мачеха переменилась. Она уже не ласкала его, не баловала, перестала обращать на него внимание, а потом начала вовсю бранить Гаврилку. Мачеха всегда была им недовольна, ругала за каждый шаг, за каждое слово.

Стоило ему взять в руки книжку, она уже кричала:

- И что ты в эту книжку уставился? Все равно останешься дураком. Только и норовишь от работы отлынить. Я, что ли, буду для тебя дрова носить?!

Так говорила она, хоть и дров у печи было довольно, и топила она для всех, а не только для Гаврилки.

А когда он носил в дом дрова и, случалось, задев дверной косяк, ненароком ронял полено, она кричала:

- Бросай, бросай, разиня! Недаром говорится: заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет!..

Если когда-нибудь за обедом с его ложки случайно падала на скатерть капля борща, она била его своей ложкой по голове, приговаривая:

- Тебе только со свиньями из корыта есть, а не сидеть за одним столом с людьми!

И чем дальше, тем хуже… Казалось, чем покорнее становился Гаврилка, тем сильнее ненавидела его мачеха. И совсем плохо пришлось бедному мальчику, когда у мачехи родился сын. Тогда Гаврилке просто житья не стало в отцовском доме. С утра до вечера трудился он, не покладая рук. И по хозяйству работал, и ребенка нянчил, но мачеха только и делала, что бранилась, а частенько и била Гаврилку.

Если он случайно хлопал дверью, то она кричала, что он нарочно будит ребенка. Когда ходил на цыпочках - упрекала, что крадется, как вор. Спросит Гаврилка о чем-нибудь - она отвечает, чтобы «не лез не в свое дело», а молчит он - издевается, что «сидит, как чучело…»

Невыносимо горько было Гаврилке от нападок и обид, которые он терпел от мачехи. Но обиднее всего было то, что все реже и реже заступался за него отец. А когда, бывало, и пытался защитить сына, то и на его долю доставалось много брани, упреков, слез и чуть ли не побоев.

Так и жил теперь Гаврилка сам по себе один-одинешенек. И среди ребятишек не было у него друзей. Он так много работал, что некогда было ем выйти со двора. Только когда выдавалась свободна минута или когда мачеха уходила из дому, он мог встав на колени, вволю поплакать перед маленьким портретом своей матери. Гаврилка умолял свою маму чтобы она сжалилась над ним и забрала к себе на небо из этой нестерпимо трудной жизни.

А мать смотрела с высокого неба на страдания своего любимого сыночка, и рай был ей в тягость. Долго не знала она, что делать, чем помочь, раз уж нельзя оградить его от бед и обид. И стала просить она ангелов, чтобы сделали ее Летавицей.

Летавицей может стать только очень добрая человеческая душа, согласившаяся взять на себя страдания невинных. И мать Гаврилки знала, что принимает на свои плечи тяжкое бремя. Но не могла она болыше смотреть, как страдает ее любимый сынок. Вот и стала она Летавицей - сверкающей звездой, падающей с неба на то место на земле, где жестокие и несправедливые люди заставляют плакать других.

Мы часто видим, как летит в ночном небе светлая звезда. Это Летавица спешит на помощь к несчастным, чтобы дать им утешение и надежду, тешит их счастливым, радостным сновидением, стоя ночью у постели обездоленного. Так она разделяет с ним его горе и хоть на краткий миг облегчает его страдания…

И вот начала Летавица прилетать к своему бедному сыночку. Когда она бывала рядом с Гаврилкой у него становилось легче на сердце. Мальчик чувствовал, как кто-то нежный, ласковый, добрый невидимо любит его, дарит ему тепло и надежду, согревает его измученную душу. Теперь он спокойно спал по ночам, а на губах его играла радостная улыбка. Во сне он видел прекрасные райские сады и слышал чудесное пение птиц. Видел ангелов в белых сияющих одеяниях, а среди них - свою милую маму. Всякий раз она являлась к нему в темно-синем бархатном наряде, а с головы ниспадало прозрачное голубое, затканное серебряными нитями, покрывало. Огненная, переливающаяся звезда сверкала над ее головой.

С ласковой улыбкой склонялась к нему матушка, целовала его, ласкала, утешала. Она просила его смириться, покориться судьбе, перетерпеть все муки, но не предаваться отчаянию и злобе. «Так уж повелось на земле, - говорила она, - что добро соседствует со злом, но нужно надеяться на лучшее…»

Однако никаких радостей в жизни Гаврилки не было, а плохого становилось все больше…

Однажды мачеха собралась к своим родственникам на крестины. Она принарядилась, напудрилась и выглядела так роскошно, как какая-нибудь городская дама. Уходя, она ни за что побила Гаврилку, который ей прислуживал, и приказала присматривать за ребенком, пока не вернется домой отец.

Гаврилка сидел в темной комнате возле люльки и думал о своей маме. У него горело ухо и болела рука, по которой мачеха сильно ударила палкой. Он мечтал теперь только об одном: как бы ему поскорее умереть, чтобы быть вместе со своей мамочкой…

Вдруг в сенях послышались тяжелые шаги: это пришел отец. Он был совсем пьян. В последнее время это случалось с ним часто, и тогда никому в доме не было жизни.

- Где мать? - крикнул отец еще с порога. - Почему темно?

- Она пошла в гости, а мне велела смотреть за малышом и запретила зажигать свет, - тихо ответил Гаврилка.

Отец стал ругаться, схватил лампу и хотел зажечь ее. Но он едва держался на ногах, а его руки, спьяну, сильно дрожали. Шатаясь из стороны в сторону, он чиркал и чиркал спичками.

- Давай я помогу тебе, папа! - сказал Гаврилка, подходя к нему.

Но было слишком поздно. Отец пошатнулся и уронил зажженную спичку в керосин. Вспыхнуло пламя. Гаврилка бросился к отцу, но тот с такой силой оттолкнул его, что мальчик упал навзничь. Падая, он со всего размаху ударился о люльку. Та перевернулась, и ребенок шлепнулся на пол.

На мгновение Гаврилка потерял сознание. Когда он открыл глаза, то увидел перед собой стену огня. На полу неподвижно лежал ребенок. А по двору, пылая как факел, метался отец.

Первой мыслью мальчика было броситься в огонь, сгореть там, умереть. Но, взглянув на ребенка, он передумал. «Сначала нужно спасти малыша», - мелькнула новая мысль. Он схватил на руки неродного брата и сквозь огненную пелену выскочил во двор. Он чувствовал, что сильно обжегся. Последнее, что он видел, - сбегающихся к дому соседей. Потом голова у него закружилась, перед глазами поплыли желтые круги и бедный мальчик снова потерял сознание…

И когда Гаврилка лежал у сарая, перед ним вдруг засиял свет. Нет, это не был отблеск пожара. Какое-то нежно-лиловое свечение разлилось вокруг, и он, как никогда отчетливо, увидел свою милую маму. Она склонилась над ним, положила его головку к себе на колени, окутала его серебристо-голубым кисейным покрывалом.

- Мама! Мамочка! - простонал несчастный мальчик. - Возьми меня с собой! Спаси меня! Я не могу, не хочу больше жить! Все равно теперь мачеха убьет меня!..

Летавица успокаивала его, рассказывала, как живут в раю добрые души, как стала она Летавицей и каждую ночь слетает с неба для утешения несчастных и обездоленных. Мальчику вдруг стало так хорошо от ее родного тихого голоса. По телу разлилось тепло, а душу наполнил покой…

Гаврилка уже не слышал, как голосила мачеха над мертвым ребенком, не видел догорающего пожара и того, как понесли в больницу обгоревшего отца.

- Ну, любимый мой! - говорила ему мама. - Мне пора возвращаться! Жди меня вечером!..

- Мама! Забери меня с собой!

- Не могу, сынок. Я не в силах, ведь ты должен жить. Впереди у тебя долгая жизнь. Не бойся, скоро тебе станет хорошо. А до того времени я буду за тобой присматривать, прилетать к тебе с неба…

Она обняла его и несколько раз крепко поцеловала…

И тут в соседнем дворе закричал петух…

- Прощай! - сказала Летавица и полетела.

Собрав все силы, маленький Гаврилка ухватился за ее бархатное платье.

Он почувствовал, как его легкое тело оторвалось от земли, как обдувает его свежим утренним ветерком.

Он увидел внизу свое село - там, на краю, еще теплился огонь.

Розовело небо…

- Что же ты наделал, сыночек! - услышал он полный отчаяния голос матери. - Ты - живой, ты не можешь лететь со мной в царство мертвых, а мне уже нельзя вернуться. Не могу я и отпустить тебя, ведь ты упадешь и разобьешься. Так будь же ты птичкой, ранней пташкой, поющей хвалу восходящему солнцу!

Гаврилка почувствовал, как его руки разомкнулись.

Только мгновение он еще видел сияющую над головой матери звезду, а потом и звезда, и мама исчезли, словно растворившись в солнечном свете…

А он замахал маленькими крылышками.

Счастливый, напоенный радостью и безграничной свободой, запел Гаврилка звонкую песню, все выше и выше уносясь в небо, к солнцу.

Он слышал вокруг такое же пение и видел, как, трепеща крылышками, летают в небе такие же, как он, маленькие птички - жаворонки.

Так бедный Гаврилка стал жаворонком.

Каждое утро летал он над полями и пел свою громкую, радостную песню.

А по вечерам, перед сном, Гаврилка издали видел, как с темного неба падала звезда-Летавица, его милая мама, спешащая к обездоленным детям с добрым словом и счастливым сновидением. Он окликал ее своим чистым голоском, а она улыбалась ему…

А там, в селе, злая мачеха думала, что Гаврилка сгорел на пожаре.