Элегия V (Всё тихо! и заря...)

Всё тихо! и заря багряною стопой

По синеве небес безмолвно пробежала...

И мгла, что гор хребты и рощи покрывала,

Волнуясь, стелется туманною рекой

По лугу пестрому и ниве молодой.

Блаженные часы! Весь мир в отдохновеньи!

Еще зефиры спят на дремлющих листах,

Еще пернатые покоятся в кустах,

И всё безмолвствует в моем уединеньи...

    Но боги! неужель вы с мира тишиной

И чувств души моей порывы усмирили?

Ужели и во мне господствует покой?..

Уже, о счастие! не вижу пред собой

    Я призрак грозный, вечно милый,

Которого нигде мой взор не покидал...

    Нигде! ни в шумной сече боя,

Ни в бранных игрищах военного покоя!..

    О ты, что я в тоске на помощь призывал,

Бесчувствие! о дар рассудка драгоценной,

    Ты, вняв мольбе моей смиренной,

Нисходишь наконец спасителем моим.

    Я погибал... Тобой одним

Достигнул берега, и с мирныя вершины

Смотрю бестрепетно, грозою невредим,

На шумные валы бездонныя пучины!..

    А ты, с кем некогда делился я душой

И кем душа моя в мученьях истощилась...

    Утешься: ты забыта мной!..

Но, ах, почто слезой ланита окропилась?.

О слезы пламенны, теките! Я свои

Минуты радости от сих минут считаю

    И вас не от любви,

    Но от блаженства проливаю!

 

Обращено к Елизавете Антоновне Злотницкой (1800-1864), на которой поэт собирался жениться.

 

1816