Мир сказок
Мир сказок

На главную - Гунхильд Зехлин - У пастухов

У пастухов

- Знаешь, Мария, - сказал в этот день Иосиф, - мне кажется, если все пойдет хорошо, завтра мы придем в Вифлеем!

- Это было бы замечательно, - вздохнула Мария, - Дитя не будет долго ждать. Хорошо бы наконец-то опять иметь крышу над головой.

- Эй! - подумал маленький ослик, - если это так, мне надо поторопиться. - И он припустил рысью, так что Иосифу приходилось бежать за ним бегом, чтобы не отставать.

- Удивительно, что у нашего ослика есть еще силы, - рассуждала Мария, - он трудился всю осень, а теперь уже столько дней тянется наше путешествие.

- Да-да, - пыхтел Иосиф, - я тоже не понимаю, как он все выдерживает.

Они шли через пастбища. Повсюду встречались большие стада коз и овец. Домов не было видно. Только маленькие сараи для пастухов и загоны из низких каменных стен, в которых ночевал скот.

В сумерках остановился Иосиф у одной такой ограды. Множество животных собралось вместе внутри нее. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Пастухи разожгли огонь, уселись вокруг и грелись. Один из них сторожил. Он накрылся овечьей шкурой и улегся поперек входа. Всякий, кто захотел бы войти, должен будет перед ним остановиться. Но кто бы ни попытался, он тотчас прогонит, потому что кто же приходит к ночи, либо дикий зверь, что хочет украсть овцу, либо вор, чтобы своровать скотинку.

Иосиф подошел к входу. Пастух подозрительно приподнялся.

- Что тебе надо? - спросил он сурово.

- Позвольте нам сегодня провести у вас ночь. Мы уже не успеем добраться до Вифлеема.

- Ладно, - сказал пастух, осмотрев Иосифа с ног до головы, - проходи внутрь. У нас нет шалаша, только костер. Если вам довольно этого...

Он встал и пропустил Иосифа, осла и Марию внутрь.

Двенадцатилетний мальчик подбежал к ним навстречу.

- Давайте я накормлю осла, - предложил он. - Какой замечательный ослик. Но он совсем мокрый. Он вспотел?

- Да, он целый день крайне спешил, - объяснил Иосиф, вытирая лицо. - Хорошо, что теперь мы можем отдохнуть.

Мальчик вытер ослика сухой травой, дал ему сена и свежей воды, погладил его, что-то пошептал ему, словом, позаботился о нем как мог. Увидев же, что осел дрожит в прохладном ночном воздухе, он снял плащ и накрыл его спину.

- Рубен, что ты там делаешь? - прокричал его дед.

- Маленький ослик дрожит. Он был совсем мокрый от пота, - сказал мальчик. - Мне не нужен плащ. Я не дрожу.

Дед покачал головой и велел: «Иди садись к огню!»

Рубен подошел, и старик накрыл мальчика своим плащом.

Когда пастухи заметили, как устала и продрогла Мария, они сказали: «Тебе нельзя сегодня оставаться под открытым небом. Звезды светят необыкновенно ярко, будет холодно».

Пастухи принесли по паре козьих шкур, и все вместе соорудили теплый шалаш, совсем маленький, но вполне достаточный для Марии. Они разложили шкуры, и один из пастухов принес козьего молока. Мария всех благодарила. Затем она легла на мягкую шкуру и мгновенно заснула. В этот вечер она была слишком уставшей, чтобы сидеть и беседовать, как в предыдущий вечер у разбойников.

Но Иосиф долго сидел на корточках вместе с пастухами у огня. Он поведал им о путешествии и многих приключениях. Пастухи слушали внимательно. И когда он рассказывал, как с помощью Ангела осел всегда находил правильный путь, они важно кивали.

- А ты видел Ангела? - спросил пастух.

- Нет, ни я, ни Мария сами не видели, но она очень хорошо чувствует, когда он поблизости.

- Да, - подумал старик, - хорошие люди чувствуют присутствие Ангела, но и они его никогда не видят.

- Наш отец часто разговаривал с Ангелом, - обронил другой.

- В те времена Ангел еще являлся человеку, - подумал Рубен мечтательно, - но сейчас уже нет.

- До сих пор Ангел помогал нам, - сказал Иосиф, - и мы надеемся, что он нас приведет в Вифлеем, прежде, чем Сын Марии придет в мир.

- В Вифлееме, - гордо заметил дед, потому что он и все другие пастухи был родом оттуда, - в Вифлееме родился царь Давид. Ребенком он пас стада своего отца, как Рубен сейчас, а когда вырос, стал царем и пастырем всего народа.

- Мы все из его рода, - прибавил отец Рубена.

- Мы тоже, - сказал Иосиф, - поэтому нам и пришлось идти в Вифлеем. Нас там должны переписать.

- Да-да, - пастух вил нить дальше, - Давид был рожден в Вифлееме, но мы ждем еще и другого Царя, так нашим отцам было завещано от Бога.

- Расскажи-ка нам, Рубен, что говорили пророки о Младенце из Вифлеема.

- Из тебя, Вифлеем, должен прийти Царь, что моему народу Израиля Господом Богом станет, - прозвучал ясный голос Рубена.

- Написано также, что он будет Добрым Пастырем, - тихо сказал Иосиф.

- Весь народ направит на пути Господни, - гордо обронил Рубен.

- Да, - ответил один из пастухов, - так сказано в Писании. Но Он все не приходит, хотя так нам нужен. Годы идут и идут, и ничего не меняется.

Старый дедушка Рубена промолвил: «Я всегда горячо ждал и верил, что мне доведется увидеть Младенца из Вифлеема. Но к сожалению, это время, видно, уже не придет.»

Все пастухи вздохнули, потому что долго и ревностно ожидали они Доброго Пастыря.

- Ты знаешь, дедушка, - сказал робко Рубен, - мне кажется, что Он скоро придет. Я это чувствую.

- Маленький мальчик, - ответил старик, - откуда ты можешь знать?

- Происходит что-то необычное, - стал рассказывать Рубен. - Когда я накрывал спину осла своим плащом, его глаза блестели совершенно по-особому. Но я ничего такого не видел, и это меня очень удивило. Я подумал тогда, что звезды отражаются в его глазах. Я поднял голову и увидел вверху на небе, что звезды сияли так сильно, что их можно было почти слышать. Это действительно так было! И мне показалось, они пели: «Скоро! Скоро! Скоро!»

Тогда я снова посмотрел на осла, и он тоже словно знал: что-то скоро произойдет. Теперь точно придет Добрый Пастырь.

- Рубен, подумай-ка хорошо, может, это просто твоя фантазия, - строго сказал мальчику отец.

- Кто знает, может, Рубен и прав, - заметил дед. - Звезды сегодня ночью действительно удивительные.

После этого у огня все затихло. Каждый закутался в свой плащ и заснул.

Только маленький ослик не спал. О, он был так взволнован словами Марии, что ребенок скоро придет. У нее уже не было времени, чтобы отдыхать здесь всю ночь и проводить час за часом.

- Маленький ослик, почему ты топчешься? - спросила овца. - Почему ты не спишь?

- Я не могу, - ответил ослик. - Мне всегда нужно помнить о Сыне Марии. Мы все уже так долго ждем Его, понимаешь, и сегодня она сказала, что Он не может больше долго ждать. И еще меня дома все животные просили, чтобы вовремя привезти Марию в Вифлеем. Иначе Ребенок родится на дороге. Я могу только разбудить Иосифа и Марию, и они пораньше продолжат путь.

- Ночь такая темная, маленький ослик, - возразила другая овца, которая все слышала.

- Ангел покажет мне путь.

- Ты сегодня ночью видел Ангела? - первая овца призадумалась. - Он тебе махал? Тогда тебе нужно спешить.

- Нет, - колебался ослик, - нет, как раз сегодня я его не видел.

- Тогда почему же ты определенно думаешь, что Ангел позовет тебя сегодня? - спросила овца.

- Смотри, как тепло и чудесно приготовили пастухи все для Марии.

- Да, смотри, как хорошо она спит, - подала голос другая овца. - И Иосиф тоже спит. Ему нужно поспать, он был очень усталый, когда вошел сюда.

- Да, - согласился осел. - Вы правы, пусть они еще немного поспят.

Наутро все проснулись рано. Пастухи пригласили Иосифа и Марию к своей утренней трапезе. И маленькому ослику досталась от Рубена охапка сена. Птицы из Назарета пели им радостные утренние песни.

- Теперь вам уже не так далеко до Вифлеема, - сказал дед Рубена. - К полудню будете там. Но вам будет трудно найти пристанище, потому что на перепись пришло много людей из рода Давидова. Но может, все-таки удастся. И когда вы будете возвращаться, заходите к нам, мы будем очень рады, мы очень хотим посмотреть на Дитя, что родится в Вифлееме, Младенца из рода Давидова!

Мария охотно обещала.

- И тогда я снова дам сена и свежей воды вашему ослику, - пообещал Рубен. - Он чудный ослик, я знаю.

- Ты хороший мальчик, Рубен, - сказал Иосиф. - Да поможет тебе Господь во всех твоих делах.

Затем Иосиф и Мария попрощались с пастухами и пошли дальше.

Но в этот день их преследовали неудачи.

Во-первых, прошел холодный дождь, поэтому они насквозь промокли. Серым и облачным оставалось небо и весь день. Едва проглядывавшее солнце не могло высушить их одежду и согреть их промерзшие члены.

Затем неприятность постигла маленького ослика. Он плохо выспался и был уставшим. Когда он взбирался по скользким камням на высокую гору, он поскользнулся и едва не опрокинулся. Мария вскрикнула, осел все-таки смог удержать равновесие и поднимался дальше. Но нога его болела. Скоро Мария и Иосиф заметили, что он хромает.

- Бедняжка! - промолвила Мария. - Ты так долго уже везешь меня, но скоро мы прибудем на место, и тогда ты отдохнешь!

Ослик трусил изо всех сил, но, конечно, не так быстро, как прежде. Иосифу в этот день не составляло труда поспевать за ним. После обеда они пришли в Вифлеем. Вокруг города была каменная стена, и путешественники могли входить только через одни ворота. В воротах всех осматривала стража. Иосиф должен был рассказать, как зовут его, как Марию, и откуда они пришли, и что они хотят, прежде чем их пропустили.

Наконец они оказались в Вифлееме.

- О Иосиф, как я рада, - сказала Мария. - Слава тебе, Господи, мы наконец добрались. И спасибо тебе, мой славный маленький ослик, тебе было тяжело, хлопотно, но ты крепился.

- Он просто золотой, - заметил Иосиф облегченно. - Без него мы никогда бы не добрались.

Ослик радовался и гордился собой.

- Иа, иа! - закричал он и увидел птиц из Назарета.

Они сидели в ряд на городской стене.

- Ты все делал очень, очень хорошо, маленький ослик, - щебетали они.



На главную - Гунхильд Зехлин - У пастухов