Уважаемые посетители сайта, мы рады вас видеть.

Если вам есть чем поделитьсся с нами, мы можем разместить ваши произведения на нашем сайте. Для этого достаточно прислать ваше произведение к нам через форму обратной связи.

Когда из мрака заблужденья . . .

Когда из мрака заблужденья

Горячим словом убежденья

Я душу падшую извлек,

И, вся полна глубокой муки,

Ты прокляла, ломая руки,

Тебя опутавший порок;

 

Когда забывчивую совесть

Воспоминанием казня,

Ты мне передавала повесть

Всего, что было до меня;

 

И вдруг, закрыв лицо руками,

Стыдом и ужасом полна,

Ты разрешилася слезами,

Возмущена, потрясена, -

 

Верь: я внимал не без участья,

Я жадно каждый звук ловил...

Я понял все, дитя несчастья!

Я все простил и все забыл.

 

Зачем же тайному сомненью

Ты ежечасно предана?

Толпы бессмысленному мненью

Ужель и ты покорена?

 

Не верь толпе - пустой и лживой,

Забудь сомнения свои,

В душе болезненно-пугливой

Гнетущей мысли не таи!

 

Грустя напрасно и бесплодно,

Не пригревай змеи в груди

И в дом мой смело и свободно

Хозяйкой полною войди!

 

Связано с распространенными в 1840-е гг. идеями женской эмансипации. Стихотворение заслужило многочисленные похвалы: А.В. Дружинин в статье «Стихотворения Н. Некрасова» назвал его «превосходнейшим, высоким созданием»; Н.Г. Чернышевский писал поэту, что стихотворения «Когда из мрака заблужденья...», «Давно - отвергнутый тобою...», «Я посетил твое кладбище...», «Застенчивость» «буквально заставляют» его «рыдать». Не однажды, в том числе и полемизируя, упоминал о стихотворении Ф.М. Достоевский. Приведя начальные строки из стихотворения в книге «Легенда о великом инквизиторе Ф.М. Достоевского», философ В.В. Розанов писал: «И на бессильно опустившемся теле девушки, возрожденной и потом истерзанной, выскакивает какая-то гнусная фигура, без имени и без образа, и кричит: «Я - Человек». Да, думаете вы, этот человек силен. Душа, в которой зародились столь различные звуки, и образы, и все эти мысли, - способна побороться со всем, с чем человек в силах бороться. Он может быть не выслушан, может быть не понят: никакой пророк не обратит песок пустыни в чутких слушателей. Но на безбрежных равнинах истории не вечно же будет лежать песок, - и тогда жатва его придет».

 

1846