Другу-повесе

Ф. И. Толстому

 

Болтун красноречивый,

Повеса дорогой!

Оставим свет шумливый

С беспутной суетой.

Пусть радости игривы,

Амуры шаловливы

И важных муз синклит

И троица харит

Украсят день счастливый!

Друг милый! вечерком

Хоть на часок покинем

Вельмож докучный дом

И к камельку подвинем

Диваны со столом,

Плодами и вином

Роскошно покровенным

И гордо отягченным

Страсбургским пирогом.

К нам созван круг желанный

Отличных сорванцов,

И плющем увенчанны,

Владельцы острых слов,

Мы Вакховых даров

Потянем сок избранный!

Прошу тебя забыть

Нахальную уловку,

И крепс, и понтировку,

И страсть: людей губить,

А лучше пригласить

Изменницу, плутовку,

Которую любить

До завтра, может быть,

Вчера ты обещался.

Проведавши мой зов,

На пир ко мне назвался

Эрот, сей бог богов,

Веселых шалунов

Любимец и любитель,

Мой грозный повелитель

До сребряных власов.

Я место назначаю

Почетное ему,

По сану и уму:

Прекрасного сажаю

Близ гостьи молодой

И тяжкий кубок мой

Чете препоручаю.

И пробка полетит

До потолка стрелою,

И пена зашумит

Сребристою струею

Под розовой рукою

Резвейшей из харит!

Так время пробежит

Меж радостей небесных, -

А чтоб хмельнее быть,

Давай здоровье пить

Всех ветрениц известных!

 

Шутливое подражание стихотворению К. Батюшкова «Мои пенаты». Обращено к Ф. И. Толстому-Американцу (1782-1846), приятелю Давыдова, Вяземского, Жуковского и других литераторов; сильная, разносторонне одаренная натура, полная противоречивых качеств - отчаянной храбрости и великодушия, циничности, обжорства и тонкого литературного вкуса. Он был картежник и дуэлянт. С А. С. Пушкиным сначала поссорился, потом подружился. Участник кругосветного плавания Крузенштерна, - за какие-то выходки на корабле был высажен на Алеутских островах и вернулся в Москву через Сибирь. Участник войн с 1808 по 1812 год, был ранен в Бородинской битве.

 

1815