Мир сказок
Мир сказок

На главную - Пройслер Отфрид - Крабат (Легенды старой мельницы). ГОД ВТОРОЙ

Крабат (Легенды старой мельницы). ГОД ВТОРОЙ

ПО УСТАВУ ГИЛЬДИИ МЕЛЬНИКОВ

Мастер пропадал где-то и в последующие дни. В его отсутствие мельница стояла. Подмастерья то валялись на нарах, то жались к теплой печке. Ели мало, разговаривали неохотно. На постели Тонды, чистая, аккуратно сложенная, лежала одежда - брюки, рубашка, куртка, пояс, передник, сверху шапка. Юро принес вещи под вечер первого новогоднего дня. Парни старались не смотреть в ту сторону.

Крабат грустил по-прежнему, чувствовал себя одиноким и покинутым. Тонда ушел из жизни не случайно, это все чаще приходило ему в голову. Все тут что-то таят от него. Но что? Почему Тонда ему ничего не рассказал?

Вопросы, вопросы, вопросы... Да и безделье его угнетало целый день слоняйся без толку... Хоть бы уж работа какая!..

Один Юро был прежним. Трудился весь день как заведенный: топил печи, готовил, заботился, чтобы еда вовремя была на столе. Правда, зачастую она оставалась нетронутой.

Как-то утром Крабат столкнулся с Юро в сенях.

- Хочешь помочь? - спросил Юро. - Наколи мне щепок для растопки!

- Ладно!

Крабат вошел в кухню. У печки лежала вязанка сухих сосновых дров. Юро направился было к шкафу достать нож, но Крабат сказал, что у него есть свой.

- Тем лучше! Только смотри не порежься!

Крабат вынул нож. Казалось, от него исходит живительная сила. Впервые после новогодней ночи он почувствовал уверенность в себе.

Неслышно подошел Юро, заглянул через плечо.

- Ай да нож!.. А раньше я его у тебя не видел.

- Подарок...

- От девушки?

- Нет! От друга. Лучше его нет на всем белом свете! Никогда у меня такого больше не будет!

- Ты уверен?

- Да, уж в этом-то я уверен.

После смерти Тонды подмастерья решили выбрать старшим Ханцо. Тот согласился. Мастер все где-то пропадал. Так прошла неделя.

Вечером, когда уже укладывались спать и Крабат собирался было задуть фонарь, дверь вдруг распахнулась. На пороге стоял Мастер. Окинул взглядом комнату, но отсутствия Тонды словно бы не заметил.

- За работу!

Повернулся и исчез до утра. Отбросив одеяла, парни вскочили, начали поспешно одеваться.

- Быстрее! - торопил Ханцо. - Мастер ждать не любит! Вы ведь знаете!

Петар и Сташко кинулись к шлюзам. Остальные - за мешками с зерном. Как только с шумом и грохотом заработала мельница, у всех отлегло от сердца. Мельница мелет! Жизнь продолжается...

В полночь работа закончилась. Можно было идти спать. Поднявшись на чердак, они вдруг увидели: на месте Тонды кто-то спит! Хилый, бледный парнишка, узкоплечий, с рыжим чубом. Они окружили постель и нечаянно разбудили спящего, так же, как тогда, год назад, разбудили Крабата. Как и Крабат, при виде одиннадцати призраков с лицом и руками, обсыпанными мукой, Рыжий испугался.

- Не бойся! - успокоил его Михал. - Мы - подмастерья. Нас тебе нечего страшиться! Как тебя звать?

- Витко. А тебя?

- Михал. А это - Ханцо, наш Старшой. Это - мой двоюродный брат Мертен, а это Юро...

Утром Витко спустился к завтраку в одежде Тонды. Она пришлась ему впору. Паренек не расспрашивал, чьи это вещи. И хорошо, Крабату было так легче.

Вечером новый ученик, намаявшись за день с мучной пылью, уснул как убитый. А подмастерьям было приказано явиться в Черную комнату, прихватив с собой Крабата.

Мастер в черном плаще сидел за столом, на котором горели две свечи. Между ними лежали его тесак и треуголка, тоже черного цвета.

- Я велел вам сюда прийти, как того требует устав гильдии Мельников, - сказал он, когда все собрались. - Среди вас есть ученик? Выйди вперед!

Крабат поначалу не понял, что речь идет о нем. Но Петар подтолкнул его в бок, он спохватился и вышел.

- Твое имя?

- Крабат.

- Кто поручится?

- Я! - Ханцо вышел вперед и встал рядом с Крабатом. - Я ручаюсь за этого парня и за его имя.

- Один не в счет! - возразил Мастер.

- И я, - Михал встал по другую руку Крабата. - Один да один пара. Двоих поручителей хватит. Я ручаюсь за этого парня и за его имя.

Мастер и два поручителя вели разговор по особому ритуалу. Мастер спрашивал, где, когда, хорошо ли ученик Крабат освоил мукомольное дело. Они утверждали, что он уже овладел всеми тайнами ремесла.

- Вы можете за это поручиться?

- Можем.

- Раз так, то, согласно уставу гильдии Мельников, мы переводим ученика Крабата в подмастерья.

В подмастерья? Крабат подумал, что ослышался. Неужто его ученичество уже окончилось - сегодня, спустя лишь год?

Мастер поднялся, надел треуголку. Взяв тесак, подошел к Крабату. Притрагиваясь тесаком к его голове и плечам, произнес:

- По уставу гильдии Мельников, я твой Учитель и Мастер, в присутствии всех подмастерьев объявляю: ты больше не ученик. Теперь ты равный среди равных, подмастерье среди подмастерьев!

С этими словами он вручил Крабату тесак, чтобы тот носил его за поясом, как и все остальные подмастерья. С тем и отпустил,

Крабат был поражен. Чего-чего, а этого он никак не ожидал. Комнату Мастера он покинул последним.

В сенях на него вдруг набросили мешок, схватили за руки, за ноги.

- Тащи молоть! - Крабат узнал голос Андруша.

Он попытался вырваться. Да не тут-то было! С шумом и хохотом парни подтащили свою ношу к жерновам, опустили на мучной ларь, принялись мять да валять.

- Уж мы из тебя подмастерье сделаем! - кричал Андруш. Подмастерье без сучка, без задоринки!

Они катали Крабата как тесто, пихали, мяли, тузили кулаками. Раз кто-то сильно стукнул его по голове.

- Прекрати, Лышко! Нам его перемолоть надо, а не пришибить! Это был голос Ханцо.

Когда Крабата оставили в покое, он и вправду чувствовал себя так, словно побывал между жерновами. Петар снял мешок, а Сташко высыпал Крабату на голову горсть муки.

- Он перемолот, братья! - возвестил Андруш. - Теперь он подмастерье до мозга костей! И нам за него не стыдно!

- Ура! - закричали Петар и Сташко. Они с Андрушем были здесь заводилами. - Ура! Качать его!

Крабата опять схватили за руки и за ноги.

Парни подбрасывали его и ловили, подбрасывали и ловили, подбрасывали и ловили... Потом послали Юро в погреб за вином. Крабат чокнулся со всеми.

- За твое здоровье, брат! И за счастье!

- За здоровье и счастье, брат!

Пока подмастерья веселились, Крабат отошел в сторонку и сел на ворох пустых мешков. Голова гудела, да и не диво - не мало он испытал в этот вечер! Подошел Михал, сел рядом.

- Кажется, тебе не все ясно, Крабат?

- Нет, не все. Как мог Мастер произвести меня в подмастерья? Разве мое учение окончилось?

- Первый год на мельнице в Козельбрухе идет за три, - объяснил Михал. - Со времени твоего прихода сюда ты здорово повзрослел, Крабат! На три года!

- Разве так бывает?

- Бывает! Здесь, на мельнице, как ты, наверно, уже заметил, много чего бывает!

 

МЯГКАЯ ЗИМА

Как зима началась, такой и оставалась - снежной и мягкой. В этот год со шлюзами не было особых хлопот. Лед быстро таял, а если и держался, то скалывать его не составляло труда. Но снег выпадал обильный. Уборка его теперь пала на плечи новичка, и тот с ней едва справлялся.

Когда Крабат смотрел на худенького, шмыгающего носом Витко, он понимал, что Михал сказал тогда правду о трех годах. Да он ведь и сам мог бы это давно заметить по своему росту, по голосу, по прибывающей силе. Как-то в начале зимы он обнаружил даже легкий пушок у себя на щеках и подбородке.

Мысли о Тонде не покидали его. Дважды пытался он сходить к нему на могилу, но не удалось: слишком много снега выпало в Козельбрухе, не пробраться. Все же он решил при малейшей возможности попытаться еще раз. И тут ему приснился сон.

 

...Весна. Снег растаял, ветер высушил лужи. Крабат идет по Козельбруху. День или ночь? Сияет луна и светит солнце. Вот-вот будет Пустошь. И вдруг он заметил какую-то фигуру, выплывающую из тумана. Нет, она удаляется. Может, это Тонда?..

"Тонда, остановись! Это я - Крабат!"

Фигура колеблется, но уходит. Крабат бросается вслед.

"Остановись, Тонда!" Крабат бежит изо всех сил. Расстояние сокращается.

"Тонда!"

Еще несколько шагов, и он - у канавы. Канава глубокая и широкая. Ни мостика, ни досочки, чтобы ее перейти, за ней - Тонда, Крабат видит его спину.

"Почему ты убегаешь от меня, Тонда?"

"Я не убегаю. Ты ведь знаешь, я на том берегу. А ты оставайся на этом!"

"Повернись хоть ко мне лицом!"

"Я не могу оглянуться. Крабат. Мне нельзя смотреть назад! Но я слышу. И могу ответить тебе на три вопроса. Спрашивай, если хочешь!"

Вопросы давно его жгут.

"Кто повинен в твоей смерти, Тонда?"

"Больше всего я сам".

"А кто еще?"

"Узнаешь, если будешь смотреть в оба. Теперь последний вопрос".

Многое хочется узнать... Крабат думает.

"С тех пор как тебя не стало, у меня нет друга. Я так одинок! Кому я могу довериться?"

Тонда и теперь не глядит на него.

"Иди домой. Ты можешь полностью доверять тому, кто первый окликнет тебя по имени. И еще вот что на прощание. Ничего, что ты не приходишь на могилу. Я знаю, ты всегда думаешь обо мне. Это важнее!"

Медленно поднимает он руку в знак прощания и исчезает в тумане.

"Тонда! Тонда! Не уходи!"

И вдруг он слышит свое имя:

- Крабат! Проснись!

- Крабат!

 

Михал и Юро стоят у его постели. Крабат никак не поймет, спит он или уже проснулся.

- Кто меня звал?

- Мы, - отвечает Юро. - Слышал бы ты, как ты кричал во сне!

- Я? - Крабат удивлен.

- У тебя жар? - Михал берет его за руку.

- Нет! Мне приснился сон... - И тут он поспешно спрашивает. Кто из вас позвал меня первый? Скажите! Мне это надо знать!

Михал и Юро отвечают, что не обратили внимания.

- Но в другой раз, - добавляет Юро, - посчитаемся, кому будить, чтобы уж не сомневаться!

Крабат уверен, что Михал позвал его первым. Юро, конечно, хороший парень, добрый, заботливый. Но все-таки он глуповат. Ну да, Тонда имел в виду Михала! С тех пор всегда, когда ему нужен был совет, Крабат обращался к Михалу.

Кое в чем Михал походил на Тонду. Крабат догадывался, что он потихоньку помогает новенькому Витко, так же, как прошлой зимой Тонда помогал Крабату, - иногда он видел их вместе.

Юро тоже помогал постоянно голодному ученику: "Ешь, парнишка, ешь побольше, станешь большим и сильным! А то ведь что это - кожа да кости!"

Вскоре опять поехали в лес. Шестеро подмастерьев, среди них и Крабат, должны были перевезти на мельницу поваленные прошлой зимой деревья. При таком обилии снега - нелегкая работа.

Провозились целую неделю, чтобы расчистить дорогу до места повала, хоть и трудились в поте лица.

Один Андруш никак не мог взять в толк - к чему так усердствовать. Заботился лишь о том, чтобы не замерзнуть. "Кто мерзнет за работой, осел, - объяснял он, - а кто потеет, дурак!"

Февраль на дворе, а днем было так тепло, что все возвращались из лесу в мокрых сапогах. Вечером сапоги приходилось смазывать жиром, и жир втирать, чтобы они не заскорузли у печки.

Все это делали сами, только Лышко всякий раз заставлял Витко возиться со своими сапогами. Когда Михал это заметил, Лышко пришлось держать ответ перед парнями. Но это не произвело на него ни малейшего впечатления.

- Да что тут такого? Сапоги мокрые, а ученик на то и есть, чтобы работать.

- Не на тебя! - взорвался Михал.

- Ах так! Не суй нос не в свое дело! Ты тут Старшой?

- Нет. Но уверен, что Ханцо со мной согласен. Так что сам теперь возись со своими сапогами. А не то пеняй на себя! И никто меня не осудит! Я предупредил тебя, Лышко!

Однако досталось вовсе не Лышко.

В пятницу вечером, когда подмастерья, обернувшись воронами, опустились на жердь в Черной комнате, Мастер объявил: до него дошло, что кто-то из них потихоньку облегчает работу новому ученику. А всем им известно, что это строго-настрого запрещено. Поэтому виновный понесет наказание. С этими словами Мастер повернулся к Михалу.

- Как ты посмел помогать мальчишке! Отвечай!

- Мне жаль его, Мастер! Работа, которую ты ему поручаешь, слишком тяжела!

- Ты находишь?

- Да!

- Тогда слушай меня внимательно! - Мельник вскочил, оперся обеими руками о Корактор. - Кому я что поручаю - не твое дело. Не забывай, что я - Мастер! А тебе я преподам урок - будешь помнить всю жизнь! Все остальные - кыш! Кыш!

Он выгнал воронов, остался с Михалом наедине, запер дверь.

До полуночи слышался шум и отчаянное карканье, наконец Михал поднялся на чердак бледный и растерзанный.

- Что он с тобой сделал? - кинулся к нему Мертен.

Михал только головой покачал.

- Оставьте меня!

Подмастерья догадывались, кто выдал Михала. На другой день стали советоваться, как отплатить Лышко.

- Вытащим его из постели и устроим темную! - предложил Андруш.

- Каждый припасет палку, - добавил Мертен.

- Обрежем волосы и вымажем сажей! - буркнул Ханцо.

Михал сидел в углу молча.

- Скажи и ты что-нибудь! - подскочил к нему Сташко. - Ведь это тебя он продал!

- Ладно! Я скажу!

Михал подождал, пока все замолчали. Тихо, спокойно начал говорить, как говорил бы Тонда:

- То, что сделал Лышко, подло! Но то, что предлагаете вы, не лучше. Я понимаю - чего не скажешь в гневе. Ну, а теперь уймитесь. Пошумели и хватит. Не заставляйте меня за вас краснеть.

 

НАД ПОЛЯМИ, НАД ЛЕСАМИ...

Парни не вздули Лышко, но стали его избегать. Никто не разговаривал с ним, не отвечал, если тот что спросит. Суп и кашу Юро подавал ему отдельно - кто же станет есть из одной миски с подлецом?

Крабат считал это правильным. Кто выдает своих товарищей, тому платят презрением!

В новолунье, когда прибыл со своей повозкой Незнакомец с петушиным пером, Мастер снова таскал мешки вместе с подмастерьями. Старался изо всех сил, будто хотел показать, что значит работать засучив рукава. А может, выслуживался перед своим Господином?

Но чаще всего в эти зимние дни он был в отъезде. Выезжал то верхом, то в санях. Подмастерья не задумывались, по каким таким делам он разъезжает. Им-то какое дело!

Как-то вечером Мастер велел запрячь коляску, да побыстрее! Он торопится по важному делу.

Снег вдруг растаял, шел проливной дождь. Парни радовались, что можно не выходить из дому, посидеть в тепле.

Крабат помог Петару запрячь гнедых. Когда все было готово, Петар побежал доложить, а Крабат вывел упряжку за ворота. Из-за сильного дождя ему пришлось накинуть на голову попону. Мастеру он тоже приготовил две попоны - ведь предстояло ехать в открытой коляске.

Освещаемый фонарем Петара, Мастер спустился с крыльца. В широком плаще, в черной треуголке, на сапогах позвякивают шпоры, из-под оттопыренного плаща выглядывает шпага.

"Ну и дела, - подумал Крабат. - И куда его только несет в такую погоду?"

Мастер уселся на козлы, закутался в полоны, как бы между прочим спросил:

- Хочешь поехать со мной?

- Я?

- Тебе ведь не терпится узнать, зачем я еду!

Любопытство оказалось сильнее страха вымокнуть под дождем. И вот Крабат уже наверху, рядом с мельником.

- А ну-ка покажи, умеешь ли ты править! - Мастер протянул ему кнут и вожжи. - Через час нам надо быть в Дрездене!

- В Дрездене? Через час?! - Крабату показалось, что он ослышался.

- Ладно! Поехали!

Тронулись. Выехали на ухабистую лесную дорогу. Темно, ни зги не видно.

- Быстрее! - приказал Мастер. - Ты что, не можешь быстрее?

- Мы опрокинемся!

- Глупости! Дай-ка сюда!

Мастер взялся править сам. Да как! Кнут так и свистит! Мгновение... и выбрались из лесу. Вот уже и Каменец. Крабат сидит не дыша - только бы удержаться! Ветер норовит сдуть с сиденья, дождь хлещет в лицо!

Попали в полосу тумана. Он окутал коляску плотной пеленой. Но ненадолго. Вот уже головы лошадей вынырнули, а вот и спины, крупы, бабки. Гнедые топчут туман копытами, несутся как ветер все дальше и дальше.

Дождь перестал, светит луна. Клубы тумана ползут над землей, она кажется серебристо-белой, заснеженной. Наверно, они скачут по лугам. Но почему же тогда не слышно ни стука копыт, ни скрипа колес? Вот и тряска прекратилась. Крабату кажется, что они катят по ковру.

Лошади несут коляску мягко и упруго. Не езда, а одно удовольствие - под луной, по широкой равнине!

Вдруг толчок! Коляска качнулась и затрещала. Наткнулись на пень? На валун? Может, сломалось дышло, отвалилось колесо?..

- Я посмотрю!..

Крабат спустил было ногу на подножку, но Мастер тут же схватил его за шиворот, отбросил на сиденье.

- Сиди! - Он указал пальцем вниз.

Туман вдруг прорвался. Крабат просто глазам своим не поверил: внизу, в глубине, коньки каких-то крыш, кресты, освещенные луной... Кладбище?..

- Мы застряли на колокольне. Осторожнее, а то свалишься! Мастер дернул поводья, хлестнул кнутом. - Вперед!

Рывок... и коляска летит дальше.

Теперь они едут без происшествий, молча, стремительно, покачиваясь на поблескивающих под луной облаках.

"А я ведь принял их за туман! - думает Крабат. - Экий простофиля..."

Часы на кафедральном соборе пробили полдесятого, когда Мастер с Крабатом прибыли в Дрезден.

Коляска с грохотом опустилась на мощеную площадь перед дворцом. Конюший бросился к коням, подхватил поводья.

- Как всегда, господин?

- Глупый вопрос!

Мастер бросил конюшему монету, спрыгнул с сиденья, приказал Крабату следовать за ним во дворец.

Взбежали по лестнице, ведущей к порталу.

Наверху путь им преградил высоченный офицер. Через плечо широкая лента, в сверкающем нагруднике отражается луна.

- Пароль?

Мастер просто-напросто отстранил его и прошел. Офицер схватился было за шпагу, хотел вытащить ее из ножен. Не тут-то было! Щелкнув пальцами, Мастер пригвоздил его к месту.

Окаменевший, неподвижный Верзила так и остался стоять, вытаращив глаза и опустив руку на эфес шпаги.

- Идем! Он тут, видно, новенький!

Они поднялись наверх по мраморной лестнице, быстрым шагом двинулись дальше.

Мелькали залы, зеркала, ряды окон с тяжелыми, расшитыми золотом портьерами. Стража и лакеи, судя по всему, знали Мастера. Никто их не задерживал, не задавал вопросов. Молча сторонились, кланялись, пропускали.

Крабат шел, точно во сне. Красота и великолепие дворца его ошеломили. А он-то хорош! В грязной старой куртке! Весь в муке... Наверно, лакеи переглядываются да посмеиваются, а стражники за его спиной презрительно морщат нос!

Он стал сбиваться с шага, споткнулся... Что это? По ногам бьет шпага! Откуда тут, черт возьми, шпага? Взглянув на себя в зеркало, он остолбенел: лицо-то его, но одежда... Черный мундир с серебряными пуговицами и галунами, высокие сапоги, и - в самом деле, гляди-ка! - настоящая шпага в ножнах. А на голове? Неужто треуголка? И с каких это пор он носит белый напудренный парик с косичкой? Он хотел спросить Мастера, что все это значит, но не успел. Вошли в большой зал, освещенный свечами. В зале толпились важные господа - офицеры, полковники, придворные - в орденах и лентах.

Подошел камердинер.

- Наконец-то вы пожаловали! Курфюрст уже ждет! - И, указывая взглядом на Крабата, спросил: - Вас сопровождают?

- Да, юнкер. Он подождет здесь. Камердинер подозвал офицера.

- Позаботьтесь о юнкере!

Офицер повел Крабата к столику у окна.

- Вино или шоколад?

Крабат предпочел стакан красного вина. Пока он разговаривал с офицером, Мастер вошел в покои курфюрста.

- Надеюсь, ему это удастся! - проговорил офицер.

- Что удастся?

- Вы ведь должны знать, юнкер, что ваш господин вот уже больше месяца пытается убедить Его светлость в том, что его советники, призывающие к миру со шведами, просто ослы, и что всех их надо гнать в шею!

- Конечно, конечно! - спохватился Крабат, хотя не имел об этом ни малейшего представления.

Полковники и другие офицеры, окружив их столик, улыбались ему, пили за его здоровье.

- За войну со шведами! - раздавалось со всех сторон.

- Хоть бы курфюрст решил ее продолжать!

- Все равно - победа или поражение, лишь бы война!

В полночь Мастер возвратился в зал. Курфюрст проводил его до дверей.

- Благодарю вас! - сказал он громко. - Принимаю ваш совет! Ваши аргументы меня убедили! Итак, война продолжается!

Господа офицеры зазвенели саблями, придворные замахали шляпами.

- Да здравствует Август, курфюрст Саксонский!

- Смерть шведам!

Курфюрст Саксонский, крупный, плотный мужчина с багровым лицом, шеей кузнеца и кулаками, которые сделали бы честь любому матросу, поблагодарил их движением руки. Повернувшись к Мастеру, он сказал ему еще что-то, но в таком шуме было трудно расслышать, что он говорил, да это скорее всего и не предназначалось для посторонних ушей. Затем он удалился.

Придворные и офицеры оставались еще в зале, когда Мастер с Крабатом его покинули. Они снова шли мимо окон, зеркал, колонн, по роскошным залам и переходам, вниз по мраморной лестнице, к выходу, где все еще стоял, застыв, Верзила, по-прежнему вытаращив глаза и опустив руку на эфес шпаги, - оловянный солдатик, да и только!

- Освободи его, Крабат!

Потребовалось лишь щелкнуть пальцами - этому Крабат уже научился.

- Отставить! - скомандовал он. - Направо кругом! Шагом марш!

Офицер вытащил шпагу, отсалютовал ею и зашагал прочь, повинуясь команде.

На дворцовой площади уже стояла коляска. Конюший доложил, что позаботился о гнедых, как было приказано.

- Попробовал бы не позаботиться, - буркнул Мастер.

Тронулись. И тут Крабат заметил, что он опять в своей обычной одежде. Да и вправду, ну как бы он выглядел на мельнице в треуголке, мундире и со шпагой?

Кони пронеслись по каменному мосту через Эльбу. Как только город остался позади, Мастер стал править в чисто поле. И тут они снова поднялись над землей, взлетели над облаками.

Луна слабо светила прямо у них над головой. Крабат сидел, погруженный в свои мысли. Внизу проплывали города и деревеньки, поля и леса, озера и реки, болота и песчаные отмели... Мирная земля, тихая и темная.

- О чем думаешь?

- Думаю о силе черной магии. Ведь ей подвластны даже курфюрсты и короли!

 

ПРИ СВЕТЕ СВЕЧИ

Пасха в этом году выпала на вторую половину апреля. В пятницу вечером Витко был принят в школу чернокнижия. Никогда еще Крабат не видел такого тощего и облезлого ворона. Казалось, у его оперения чуть рыжеватый оттенок.

В субботу подмастерья, как это было тут принято, спали в запас. Под вечер Юро приготовил обильный ужин.

- Ешьте как следует, в другой раз поесть придется не скоро! напомнил Ханцо.

Когда наступили сумерки, Мастер, так же, как и в прошлом году, посчитал их, и они по двое ушли с мельницы. На этот раз Крабату выпало идти с Юро.

- Куда? - спросил тот, когда они брали одеяла.

- Если ты не против, к могиле на краю леса.

- Хорошо! А ты знаешь дорогу? На меня ночью нельзя положиться. Я уж рад, если во дворе хлев найду.

- Ладно, я пойду впереди, а ты старайся не отставать!

Они шли тем же путем, что и тогда с Тондой. Пройти Козельбрух не составляло труда. Но, выйдя из лесу, легко было запутаться - не найти полевую тропинку, ведущую мимо Шварцкольма. В крайнем случае, побежим прямо через поле, решил Крабат. Но бежать не пришлось. Несмотря на темень, сразу вышли на тропку. Она через поле вывела на дорогу позади Шварцкольма. Огни деревни остались вдали. Вошли в лес. А вот и поворот.

- Где-то здесь, - припомнил Крабат. Пробираясь ощупью от сосны к сосне, Крабат наткнулся на столб креста.

- Сюда, Юро!

- И как только ты нашел?

Юро вытащил из кармана огниво и кремень, поджег кучку хвороста. При свете огня собрали коры и сухих веток.

- Костер я беру на себя, - сказал Юро. - С огнем возиться для меня дело привычное. На это ума хватает.

Завернувшись в одеяло, Крабат сел под крестом, прислонился к нему спиной и поджал колени; точно так сидел здесь Тонда год тому назад.

Юро тут же принялся рассказывать разные истории. Изредка Крабат, не вдаваясь в суть, вставлял: "Да-а?", "Ах!", "Да ну?" Большего и не требовалось. Юро казался довольным и продолжал. Его, видно, мало волновало, что собеседник попался не из разговорчивых.

А Крабат все думал о Тонде. О Тонде... и о Певунье. Вновь она ему вспомнилась, ну разве он этого хотел? Он ждал и заранее радовался, что в полночь опять услышит ее голос. А что, если не услышит? А вдруг запевать будет другая девушка?

Крабат попытался припомнить голос Певуньи, но как ни старался, ничего не получалось. Голос стерся, исчез безвозвратно... А может быть, так только кажется?

Было мучительно тяжело, словно боль затронула что-то, о существовании чего он и не догадывался. Он попытался прогнать мысли о Певунье: "Я ведь никогда не обращал внимания на девчонок! И не буду. Ничего хорошего из этого не выйдет. А то еще получится, как с Тондой... Вот сижу я здесь, а на душе тоска и горечь. Мой взгляд блуждает по светлым лунным равнинам. Я выпархиваю из себя и ищу место, где покоится та, кому я принес несчастье..."

Искусством раздваиваться, выпархивать из себя, Крабат уже овладел. Обучая их этому, Мастер предупреждал: "Может случиться так, что, покинув тело, потом в него не войдешь!" Строго наказывал: "Делать это можно только с наступлением темноты и возвращаться до рассвета. А не вернешься. - назад хода нет! Тело похоронят, а сам будешь вечно блуждать не зная покоя". Нет, думал Крабат, надо остерегаться!

Юро притих. Если б он время от времени не подбрасывал ветки в костер, можно бы было подумать, что он спит.

Наступила полночь. И вот вдали раздался колокольный звон, и тут же вознесся ввысь нежный девичий голос. Голос, знакомый Крабату. Он ждал его и лишь недавно напрасно старался воскресить в памяти... Как мог он его забыть?

Сначала голос звучал один, потом подхватили другие. Пока девушки пели хором, Крабат все ждал, когда же снова вступит тот голос.

Интересно, какая она? Какие у нее волосы? Каштановые, черные или цвета пшеницы? Как бы хотелось узнать! Увидать бы ее, когда она поет! Может быть, выпорхнуть из себя? Лишь на одно мгновение! Только взглянуть ей в лицо!..

Он поспешно произнес заклинание и почувствовал, что покидает свое тело, выпархивает из него... И вот уже его окутала черная ночь...

Последний взгляд на Юро, готового вот-вот задремать у костра, на себя самого, прислонившегося к кресту, ни живого, ни мертвого... все, что составляло его жизнь, теперь - вне тела.

Он легок, свободен, бодр, как никогда в жизни.

Мгновение он колеблется - трудно расстаться с самим собой, и ведь может случиться, навсегда! Но, еще раз взглянув на парня, носящего его имя, он направляется в деревню.

Никто не слышит Крабата, никто не может его увидеть. А он слышит и видит все с необычайной отчетливостью.

Поющие девушки с фонарями и свечками идут вдоль деревни. Они в черном, лишь на гладко зачесанных волосах белая лента.

Крабат ведет себя, как обычно, тут же присоединяется к деревенским парням, стоящим группками по обе стороны дороги. Они выкрикивают шутки вслед проходящим девушкам. "А петь погромче не можете? Вас еле слышно!", "Эй, поосторожнее с огнем! Носы обожжете!", "Идите сюда, погрейтесь, а то ведь посинели!"

Девушки делают вид, будто не замечают парней. Спокойно продолжают свой путь и поют, поют...

Озябнув, они заходят погреться в ближайший дом. Парни тоже пытаются туда проникнуть. Нет, хозяин их не пускает. Но они уже бросились к окнам - подсматривать, что там, в горнице.

Девушки жмутся к печи. Хозяйка принесла им порога и горячего молока. Но тут на крыльце показался хозяин, на этот раз с палкой в руке.

- Брысь! Убирайтесь, а то задам!..

Парни, ухмыляясь, уходят. Крабат вместе с ними, хотя ему и не обязательно. Ждут поодаль, пока девушки выйдут из дома, чтобы продолжить свой путь.

Крабат уже знает - у Певуньи светлые волосы. Тоненькая, высокая, она идет, гордо подняв голову... Можно бы и возвратиться к костру.

Но ведь он видел Певунью лишь издали. А как хотелось бы заглянуть ей в глаза! И вот он уже слился с пламенем свечи у нее в руках. Еще ни разу в жизни он не был так близко, совсем рядом, с девушкой!

Он видит ее прекрасное юное лицо. Глаза, огромные, добрые, смотрят прямо на него, но его не видят. А может быть...

И вправду пора возвращаться, не то будет поздно! Но глаза девушки, светлые глаза в венце ресниц, притягивают, не отпускают. Голос Певуньи теперь, когда он глядит ей в глаза, доносится как бы издалека.

Крабат понимает - вот-вот наступит утро. Знает, что может потерять жизнь. Знает... и остается.

Вдруг жгучая боль пронзает его, возвращает к действительности. Обжигает огонь!

Крабат очнулся на опушке леса подле Юро. На ладони лежит головешка. Скорее стряхнуть ее!..

- Ах, Крабат, прости, я нечаянно! Ты показался мне таким странным! Я хотел взглянуть тебе в лицо. Посветил и... уж и не знаю, как головешка упала тебе на руку. Покажи! Здорово обожгла?

- Ничего! Терпимо! - Крабат поплевал на обожженное место.

Он так благодарен Юро, но этого нельзя показывать. Если б не Юро, его бы здесь больше не было. Боль от ожога сделала свое дело - со скоростью мысли он возвратился в себя. В последнюю минуту.

- Светает! - проговорил Крабат. Они откололи от креста две щепки, сунули их в тлеющие угли.

- Я мечу тебя углем от деревянного креста!

- Я мечу тебя, брат, Знаком Тайного Братства!

На обратном пути вновь встретили девушек, уже с кувшинами в руках.

Мгновение Крабат раздумывает, не заговорить ли с Певуньей. Нет! Рядом - Юро! Да и сам он может испугать девушку.

 

КТО ТАКОЙ ПУМПХУТ?

И снова воловье ярмо у входа, и снова пощечины, и снова клятва повиноваться Мастеру.

Крабат живет, словно в полусне. Глаза Певуньи... Они перед ним все время. Но ведь она смотрела на свет свечи, не видя его...

"В следующий раз я появлюсь перед ней! - твердо решает он. Пусть знает, что это на меня она смотрит".

Вот и все подмастерья вернулись. К мельничному колесу пущена вода. Мельница заработала.

- Быстрее! - орет Мастер.

Крабату кажется, что кто-то другой, а не он, таскает мешки, засыпает зерно, - а сколько его сегодня просыпалось! надрывается, потеет. Голос Мастера доносится словно издалека. Крабату все равно, что он там кричит. Погруженный в свои мысли, он несколько раз сталкивается с парнями, спотыкается о ступеньки, разбивает колени. Не чувствуя боли, поправляет чуть было не свалившийся мешок, несет дальше.

Устали ноги, ломит поясницу, пот заливает лицо. Но все это его не беспокоит. То, что происходит сейчас на мельнице, касается того Крабата, который всю ночь просидел под крестом. Другому же, побывавшему в Шварцкольме, это безразлично.

На этот раз первым возликовал Витко, за ним все остальные. Крабат с удивлением огляделся. Поплевал на ладони, хотел было взяться за следующий мешок.

Но Юро остановил его тычком в бок.

- Шабашим, Крабат!

Удар хорошо рассчитан - Крабат еле дух перевел. Теперь оба Крабата снова вместе.

- Эй, Юро, за такие шутки знаешь что бывает!

Они смеялись, пили, ели пасхальное угощение, потом пошли танцевать.

Рум-бу-ру-рум - повело!

Колесо завертелось, пошло!

А мельник-то стар, да и хром!

И хром, и глуп, как бревно!

А дело было весной

Повстречался с красоткой одной,

И закрутилось, пошло,

Рум-бу-ру-рум, повело!

А мельник-то стар, да и хром,

И глуп, как бревно!

Танцевали и пели дружно. Витко старался изо всех сил, будто хотел всех перепеть своим высоким, звенящим голосом.

Сташко попросил Андруша рассказать что-нибудь... Может, про Пумпхута?

- Ладно! - согласился тот. - Только налейте-ка мне сперва вина! Ну так вот. Как-то Пумпхут пришел в Шляйфе, к мельнику. А тот, как вы, может, слыхали, такой скупердяй, какого еще свет не видывал! Постойте-ка, а Витко, наверное, даже не знает, кто такой Пумпхут...

Что правда, то правда, Витко этого не знал, да и Крабат тоже.

- Тогда я сперва объясню. Пумпхут - Пышная Шляпа, сорб, такой же подмастерье мельника, как и мы с вами. Родом он, кажется, из окрестностей Шпола. Тощий, длинный и такой старый, что никто уже и не помнит, сколько ему лет. А на вид около сорока, не больше. В левом ухе - золотая серьга. Маленькая, тоненькая, увидишь, только когда на солнце блеснет. На голове широкополая шляпа с высоким верхом. По шляпе да по серьге его и узнают, а то и не узнают, как вы сейчас увидите. Теперь ясно?

Крабат и Витко кивнули.

- Да! Вот еще что! Это надо вам знать! Пумпхут - волшебник, самый искусный в Верхних и Нижних Лужицах. А это что-нибудь да значит! Все мы, вместе взятые, не можем и половины того, что сделает он одним пальцем. Однако всю свою жизнь он оставался простым подмастерьем на мельнице. Стать мастером его не тянуло, быть важным господином - чиновником, судьей или придворным - и вовсе не привлекало. А ведь мог бы стать кем угодно! Все ему было по плечу, но вот - не хотел!.. А почему? Потому, что он свободный человек и таким желал оставаться. Летом странствовал с мельницы на мельницу, останавливался, где хотел. Никого над ним, да и он ни над кем. Свободен! Нравилось ему это, да и мне бы тоже понравилось, черт возьми!

Подмастерья хорошо понимали Андруша. Такая жизнь и им по душе. Сам себе господин, не пляшешь под чужую дудку - что может быть лучше? А они вот сегодня опять дали клятву Мастеру и теперь снова целый год на мельнице, как в клетке...

- Ну давай дальше, Андруш!

- Ты прав! Долго велась присказка. Дай-ка еще разок глотнуть, и слушайте!..

Так вот. Как я уже говорил, Пумпхут пришел в Шляйфе к тамошнему мельнику, а тот был старый скряга. Чуть ли не масло из хлеба выжимал, а из супа соль выпаривал. Злой как черт. Злость срывал на подмастерьях. Никто из них не хотел оставаться на мельнице - работы много, жратва плохая. Сами понимаете - кому понравится?

Тут приходит на мельницу Пумпхут, просит работы.

"Работы хватает!" - отвечает мельник.

Конечно, он мог бы сразу заметить, кто перед ним, хотя бы по шляпе и серьге... Но... как всегда, его не узнали. Мельник нанял Пумпхута на три недели.

На мельнице было двое подмастерьев и ученик. Все трое тощие как жердь, ноги распухли от скудной водянистой пищи. Чего-чего, а воды на мельнице хватало, на воду-то мельник не скупился. Хлеба же выдавал в обрез, а каши - и того меньше. Мяса и сала не было и в помине, изредка кусочек сыра или полселедки - вот и весь рацион. Парни работали, как уж могли, бедняги, но убежать не решались были должниками мастера, они и бумагу ему подписали, и это держало их на мельнице.

Пумпхут огляделся, послушал, как ученик каждый вечер хнычет от голода, пока не уснет. По утрам, когда подмастерья умывались у колодца, видел, как их тощие животы просвечивают на солнце.

Как-то в обед, когда все сидели за столом, а мельница работала вовсю, в людскую вошел мастер. Парни уныло хлебали водянистый суп, в котором плавали листочки крапивы да несколько зернышек тмина. Тут-то Пумпхут и взял мельника за бока:

"Эй, мастер! Я тут за две недели насмотрелся, что едят твои люди. Жидковато! А ну-ка сам попробуй!"

Мельник сделал вид, что из-за грохота мельницы не расслышал. Показал пальцем на уши, покачал головой, ухмыльнулся.

Но улыбочку тут же как ветром сдуло. Пумпхут как хлопнет ладонью по столу... и мельница остановилась. Ни шума, ни грохота! Лишь плеск воды о лопасти колеса.

Мельник, придя в себя от испуга, завопил: "Скорей, скорей, ребята! Надо посмотреть, что там стряслось! Давай, давай, нечего тут сидеть сложа руки!"

"Не торопись!" - спокойно говорит Пумпхут. Теперь ухмыляется он.

"Как так?"

"Это я остановил мельницу..."

"Ты-ы-ы?"

"Я! Пумпхут!"

Солнечный луч, как нарочно, прорвался сквозь оконце, сверкнула золотая серьга.

"Ты Пумпхут?" - у мельника затряслись поджилки.

Он-то знал, как Пумпхут обходится со злыми и жадными хозяевами. И как это он не разглядел его раньше, когда нанимал! Слеп он был, что ли, все это время?

Пумпхут тут же послал его за бумагой и чернилами. Под его диктовку мельник написал бумагу: "Каждому подручному - фунт хлеба в день. По утрам - густая жирная каша, овсянка, перловая или пшеничная, на молоке. По воскресеньям и праздникам - с сахаром. Дважды в неделю к обеду мясо и овощи - так, чтобы все наелись до отвала. В другие дни - горох или бобы с салом, или клецки, или любая другая еда вдоволь, вкусно приготовленная..."

Мельник все писал и писал. Заполнил целый лист, перечислил все, что будет давать подмастерьям.

"Подпиши свое имя! - потребовал Пумпхут, когда тот покончил с писаниной. - И поклянись, что все исполнишь!"

Мельник понял: выбора нет! Подписался как миленький и поклялся.

Пумпхуту только того и надо было. Расписка торжественно вручается подмастерьям. Хлоп ладонью по столу - мельница заработала! Он обращается к мельнику с речью, и тот отлично все слышит, несмотря на грохот мельницы.

"Расстанемся по-хорошему, мастер! Клятва это клятва! Я ухожу, но попробуй ее нарушить!.." Как только было произнесено последнее слово, мельница остановилась. Ни стука, ни грохота... Мельника снова обуял страх.

"Тогда, - продолжал Пумпхут, - будет вечный отдых, и ни один человек не поможет тебе пустить в ход твою тарахтелку. Запомни!"

Мельница опять заработала, а Пумпхут пошел своей дорогой.

С тех пор у подмастерьев в Шляйфе началась счастливая жизнь. Они получают все, что было обещано, и твердо стоят на ногах, никого больше не шатает от голода.

Подмастерьям понравился рассказ Андруша.

- Еще, еще! - дружно закричали они. - Еще о нем расскажи! Выпей чего-нибудь и давай!

Андруш поставил рядом с собой кувшин с пивом, чтобы глотка не сохла, и пошел рассказывать про Пумпхута - как тот проучил хозяев в Баутцене и Зорау, Румбурге и Шлюкенау на радость и на пользу тамошним подмастерьям.

Крабат невольно подумал об их Мастере. А что было бы, если б спор зашел между Пумпхутом и Мастером?

Кто вышел бы победителем?

ВОРОНОЙ

После праздников взялись проверять, где что надо чинить, подновлять, ремонтировать. Балки и доски были заготовлены давно. Сташко, самого умелого и проворного, Мастер назначил старшим, Кито с Крабатом ему помогали. Они осмотрели всю мельницу снизу доверху: нет ли где пошатнувшихся ступенек, покосившихся стояков, прогнивших половиц, источенных жучком досок. Такие заменяли или укрепляли. Дощатая обшивка мельницы также нуждалась в ремонте, да еще надо было подправить плотину. Пришла пора заменить и старое мельничное колесо.

Сташко и его помощники все делали сами, умело орудуя тесаками, как и положено подмастерьям мельника. За пилу же брались неохотно, только в крайнем случае.

Крабат был рад, что так загружен работой, - это отвлекало его от мыслей о Певунье. И все же он часто думал о ней и даже начал бояться, как бы другие этого не заметили.

Лышко, кажется, и в самом деле что-то пронюхал - как-то спросил, что с ним происходит.

- Со мной? Ты про что?

- В последнее время ты не слышишь, когда с тобой заговорят. Я знал одного парня. У него были неприятности с девушкой. Так вот, по-моему, ты на него похож!

Крабат постарался ответить со всем спокойствием, на какое был способен:

- И я знал одного. Он утверждал, что слышит, как трава растет. А на самом деле это у него в башке шевелилась солома!

...В школе чернокнижия Крабат старался изо всех сил и вскоре перегнал всех подмастерьев.

Только Ханцо и Мертен кое в чем еще были его посильнее, ну и, конечно, Михал, он стал в этом году лучшим учеником, намного опередив остальных.

Мастеру нравилось усердие Крабата, он часто хвалил его и всячески поощрял.

- Вижу, ты преуспеваешь в черной магии, - сказал он как-то в пятницу вечером в конце мая. - Тебе она дается куда легче, чем другим. У тебя редкие способности. Теперь ты понимаешь, почему я взял к курфюрсту именно тебя?!

Крабата обрадовала похвала Мастера. Жаль только, не часто представлялась возможность попробовать свои силы!

- Все в наших руках, - проговорил Мастер, угадав мысли Крабата. - Завтра пойдешь с Юро на рынок в Витихенау и продашь его как вороного коня за пятьдесят гульденов. Только смотри, чтоб этот болван тебя не подвел!

Утром Крабат с Юро отправились в Витихенау. Крабату вспомнилось, как продавали рыжего быка. Да, забавное будет приключение! Только вот почему Юро шагает такой унылый, повесив голову?

- Что с тобой?

- Ничего!

- Вид у тебя такой, будто идешь на виселицу.

- Боюсь, у меня не получится... Я еще ни разу не превращался в коня.

- Да это, наверно, нетрудно, Юро. Я тебе помогу.

- Ну да, поможешь превратиться в коня и продашь за пятьдесят гульденов. Думаешь, на том все и кончится? Для тебя, пожалуй, и кончится, а для меня только начнется. А почему? Очень просто! Как же я сам вылезу из лошадиной шкуры? Мастер небось это нарочно придумал, чтоб от меня отделаться.

- Да что ты мелешь!

- Правда, правда! Мне не справиться! Слишком я глуп!

Он понуро опустил голову. Вид у него был разнесчастный.

- А если нам поменяться? - предложил Крабат. - Ведь Мастеру главное деньги. А кто кого продаст, ему безразлично.

Юро просиял от радости.

- Ну, спасибо тебе, брат!

- Да ладно! Обещай только, что об этом никто не узнает. А так, я думаю, все обойдется!

Весело насвистывая, дошли они до первых домишек Витихенау. Свернув с дороги, спрятались за сараем в поле.

- Вот и подходящее место! - решил Крабат. - Тут никто не увидит, как я превращусь в вороного. Послушай-ка, ты не забыл, что продать меня надо не дешевле пятидесяти гульденов? Когда будешь передавать новому хозяину, не забудь снять уздечку, не то я останусь жеребцом до конца моих дней, а мне это вовсе не по вкусу!

- Не бойся, уж этого-то я не забуду! Я, конечно, глуп, но ведь не настолько!

- Ну, хорошо! Только помни!

Он пробормотал слова заклинания и тут же обернулся статным красавцем скакуном в дорогой сбруе.

- Черт побери! Тебя хоть на парад выводи! До чего хорош!

Торговцы лошадьми просто рты разинули, увидав отменного жеребца. И тут же ринулись к хозяину.

- За сколько продашь?

- За пятьдесят гульденов.

Для порядка поторговались. И вот уже торговец из Баутцена готов заплатить сполна. Но только Юро открыл рот, чтобы сказать: "По рукам!", как вмешался еще один покупатель. На нем был красный костюм для верховой езды с серебряной шнуровкой, на голове польская шапочка. Наверное, полковник в отставке или еще какой важный чин!

- Ты здорово продешевил, - обратился он к Юро. - Такой красавец стоит куда дороже! Даю сто!

- Что за наглость! - взорвался торговец из Баутцена. Сумасшедший он, что ли?! Да и кто он такой, чтобы встревать? Одет как знатный, а никто его не знает!

Одному Крабату сразу все стало ясно, как только тот вступил в торг. Узнал по хриплому голосу и по повязке на левом глазу.

Вороной встревожился, раздул ноздри, запрядал ушами. Хоть бы Юро заметил его беспокойство! Но нет, тот и внимания не обращает. Видно, все его мысли лишь о ста гульденах.

- Ну как, согласен? - незнакомец вытащил кошелек, кинул хозяину. Юро низко поклонился.

- Большое спасибо, господин!

Мгновение... и незнакомец уже в седле. Рванул поводья, вонзил в бока шпоры, да так, что Крабат заржал и встал на дыбы.

- Постойте, господин, не уезжайте! - крикнул Юро. - Уздечку! Оставьте мне уздечку!

- Еще чего! - расхохотался незнакомец. Тут уж и Юро понял, кто перед ним. Над головой Крабата посвистел кнут.

- Вперед!

И незнакомец, даже не взглянув в сторону Юро, метнулся с рынка.

Бедняга Крабат! Мастер гнал его напрямик по полям и холмам, через заросли и болота, через изгороди и канавы.

- Я тебе покажу - мне перечить!

Если Крабат замедлял бег, мельник стегал его кнутом, вонзал шпоры в бока, будто раскаленные гвозди вколачивал:

Крабат попытался скинуть седока, взбрыкнул, встал на дыбы.

- Старайся, старайся! Меня не сбросишь! Кнутом и шпорами он вконец измотал Крабата. Еще раз конь попытался отделаться от седока - не удалось. Крабат затих, смирился. Он чувствовал, что весь в мыле и никак не мог унять дрожь. От него шел пар, кровь выступила на боках.

- Ну как? Еще?

Мастер заставил его перейти на галоп. Налево! Направо! Рысью! Шагом! Стой!

- Сам виноват! Ты еще дешево отделался!

- Мельник спрыгнул, снял с коня уздечку. - Можешь стать человеком!

Крабат тут же принял свой обычный вид. Раны, синяки, царапины, ссадины - все осталось.

- Это тебе наука за непослушание! Если я что поручаю, должен выполнять, как приказано! В другой раз так легко не отделаешься. Запомни! И вот еще что! - Мастер понизил голос. - Никто тебе не мешает как следует наказать Юро! Вот, держи!

Он сунул Крабату кнут, повернулся и пошел. Крабат и оглянуться не успел, как он ястребом взмыл в небо.

Хромая, поплелся Крабат к мельнице. Пройдя несколько шагов, останавливался передохнуть. Ноги словно свинцом налились, все тело болело.

Вот и Витихенау. Еле добрался до какого-то дерева у дороги, без сил свалился в тени на траву. Хорошо, что Певунья его сейчас не видит! Что бы она подумала!

Через некоторое время на дороге появился Юро. Вид у него был удрученный.

- Эй, Юро!

Юро просто опешил, заслышав знакомый голос.

- Это ты?

- Да, я!

Завидев кнут, Юро отступил назад, закрыл лицо рукой.

- Будешь бить?

- Мастер ждет этого!

- Тогда давай быстрее! Я заслужил... Приступай!

- Думаешь, у меня от этого скорее заживет?

- А как же Мастер?

- Да ведь он не приказал мне, а посоветовал. Иди садись сюда, на траву.

- Ну, как знаешь! - Юро вынул из кармана какую-то щепочку, начертил вокруг себя и Крабата круг и еще какие-то значки.

- Что ты делаешь?

- Да так, пустяки! От комаров да мух! Чтобы не кусали. Покажика мне твою спину. Крабат задрал рубашку.

- Ну и ну! Как он тебя отделал! - Юро присвистнул. - Ладно, ничего! У меня есть мазь. Я всегда ношу ее с собой. Рецепт моей бабушки. Хочешь помажу?

- Если поможет...

- Да уж не повредит.

Он пошарил в карманах, достал мазь и стал осторожно ее втирать. От прикосновения его рук Крабат ощутил легкую прохладу, боль стихала. Казалось, вырастает новая кожа.

- Вот это да! - удивлялся Крабат.

- Моя бабушка была очень умная женщина. У нас в семье вообще все умные. Кроме меня. Как представлю себе, что ты из-за моей глупости мог навсегда остаться в лошадиной шкуре...

- Да ладно тебе! Видишь, нам повезло!

Они дружно зашагали домой. Дойдя до Козельбруха, уже вблизи мельницы, Юро начал хромать.

- Хромай и ты, Крабат!

- Зачем?

- Чтобы Мастер не догадался про мазь! Никто не должен о ней знать!

- А ты-то с чего хромаешь?

- Да ведь ты отхлестал меня кнутом! Смотри, не забудь!

 

ВИНО И ВОДА

В июне принялись мастерить новое колесо. Крабат помогал Сташко измерять старое. Важно, чтобы у нового все части были того же размера, - его собирались насадить на старый вал. За конюшней, между сараем и амбаром, устроили столярную мастерскую. Там они и проводили теперь все время, готовя перекладины, спицы, распорки, лопасти. "Все должно быть точь-в-точь! - повторял Сташко. - Не то насмешек не оберешься!"

Темнело поздно. В хорошую погоду подмастерья подолгу засиживались во дворе, Андруш играл на губной гармошке.

Крабату очень хотелось сходить в Шварцкольм. Может быть, Певунья сидит у дома и кивнет ему, если он, проходя, с ней поздоровается. А может, девушки собрались и поют, и она запевает. Иногда вечерами ему казалось, будто ветер доносит далекое пение. Нет, это только казалось. Ведь между ними лес!

Вот если бы у него нашелся повод уйти с мельницы, веская причина, которой поверил бы даже Лышко... Когда-нибудь, может быть, и найдется! Главное, не навлечь подозрений, не подвергнуть опасности Певунью.

А ведь как мало он о ней знает! Только как она выглядит, как ходит, как держит голову, как звучит ее голос... И это он словно бы знал всегда... Но он не знает даже, как ее зовут.

Теперь, на досуге, он с удовольствием подбирал ей имя: Миленка, Радушка... Душенка - да, это, пожалуй, подошло бы.

Хорошо, что я не знаю, как ее зовут, думал Крабат. Не смогу проговориться ни во сне, ни наяву. Тонда тогда предостерегал от этого, тысячу лет назад, когда мы сидели с ним у костра...

Теперь уж она никогда не уйдет из его мыслей, так же, как Тонда!

Трудились над колесом добрых три недели. Части его точно подгоняли одну к другой, и все без единого гвоздика. Когда колесо спустят в воду, дерево разбухнет - держаться будет лучше, чем на клею.

Сташко еще раз проверил, все ли хорошо, и доложил Мастеру.

Мастер назначил на ближайшую среду праздник Спуска Колеса.

Полагалось, конечно, пригласить на торжество мастеров и подмастерьев с окрестных мельниц, но мельник не очень-то жаловал соседей: "Зачем нам чужие? Обойдемся и без них!"

У Сташко, Крабата и Кито до среды работы хоть отбавляй. Построить помост, чтобы с помощью рычагов и ворота поднять из воды старое колесо и поставить новое, - работенка не из легких. Да еще подготовить подъемные блоки, ворот, носилки, рычаги, канаты.

Во вторник вечером подмастерья обвязали новое колесо еловыми ветками. Сташко воткнул несколько цветочков. Он гордился своей работой и не думал скрывать это от других.

Среда началась с праздничного угощения. Юро нажарил к завтраку пирожков.

- Я так думаю, на сытый желудок и работа пойдет споро. Ешьте досыта, да только не объедайтесь!

После завтрака отправились в столярку, где уже ждал Мастер. По команде Сташко взялись за жерди, подсунули их под новое колесо.

- Готовы?

- Готовы!

- Раз, два, взяли! Поднимай! Понесли! Дотащили до пруда, опустили рядом с помостом на берегу.

- Осторожнее! - кричит Сташко. - Смотрите, чтобы не вышло из пазов!

Михал и Мертен влезают на помост, с помощью блоков и канатов приподымают вал вместе со старым колесом, опирают его на перекладину. Теперь все остальные шестами и рычагами сбивают колесо с вала.

Вот уже старое колесо сброшено, его подталкивают к вороту, подтягивают веревками. Остается только поднять его из лотка и перенести на сушу. Готово!

Новое колесо осторожно спускают вниз, оно уже на уровне вала. Сташко в волнении, он с Андрушем внизу. Отдает команду:

- Чуть-чуть левее, потихоньку, потихоньку! Теперь правее, немного глубже! Осторожнее, смотрите не опрокиньте!

Все идет хорошо.

Вдруг Андруш, всплеснув руками, кричит на Сташко:

- Полюбуйтесь на вашу работку! Вот что вы натворили! - Он тычет пальцем в отверстие колеса. - Да сюда же палка от метлы не пройдет, не то что вал!

Сташко в ужасе. Он так тщательно все измерял, а отверстие оказалось слишком маленьким, таким маленьким, что даже Юро и то бы заметил.

- Не знаю, как получилось... - бормочет Сташко.

- Не знаешь? - переспрашивает Андруш.

- Нет, не знаю.

- А я знаю! - ухмыляется Андруш.

Все давно уже догадались, что он просто разыгрывает Сташко. Тут Андруш щелкнул пальцами, и все стало на свое место: отверстие снова нужной величины, колесо надели на вал - как влитое.

Сташко не рассердился. Главное, все в порядке! Самое трудное позади, остались пустяки: поставить вал с колесом в прежнее положение, закрепить, убрать ворот. Раз-два - и готово!

Мастер работал с подмастерьями на равных. Как только установили колесо, он влез на помост, а Юро принес вина. Мельник поднял кувшин, выпил в честь мастеров, остаток вылил на украшенное ветками колесо.

- Сперва вино, потом вода! Открывайте!

Ханцо открыл шлюз. Под радостные крики подмастерьев новое колесо завертелось.

Вытащили во двор из людской длинный стол и скамейки. Лышко с помощью Витко приволок кресло Мастера, поставил на почетное место во главе стола.

Вымылись в мельничном ручье. Пока подмастерья переодевались в чистые рубашки и куртки,

Юро заканчивал последние приготовления. Торжественно вынес жаркое и вино.

Пировали под открытым небом до позднего вечера. Мастер был в хорошем настроении, разговорчив. Похвалил Сташко и его помощников за хорошую работу, даже для глупого Юро нашлось доброе слово оценил жаркое и вино. Шутил, пел песни вместе с подмастерьями, подливал им вина, сам пил больше всех.

- Веселей, ребята! Веселей! Вам можно позавидовать!

- Нам? - удивился Андруш. - Слышите, братцы, Мастер нам позавидовал!

- Потому что вы молоды!

Мастер вдруг помрачнел, но ненадолго. Тут же принялся рассказывать про то время, когда и сам ходил в подмастерьях. А был... ну чуть постарше Крабата!

- У меня тогда был закадычный друг, звали его Ирко. Вместе учились на мельнице в Камерау, вместе отправились странствовать по Верхним и Нижним Лужицам, прошли всю Силезию, всю Богемию. Как придем на мельницу, всегда спрашиваем, есть ли работа для двоих. Оставаться поодиночке не хотели, только вдвоем, вместе веселей. Уж Ирко-то умел посмеяться! Да и работал он за троих. А девушки в нас души не чаяли!

Мастер пустился в воспоминания. Умолкал, чтобы отхлебнуть вина, и опять продолжал. Рассказал, как они с Ирко попали однажды в школу чернокнижия, где проучились семь лет и овладели колдовским искусством. А окончив, вновь пошли бродить по белу свету.

- Как-то работали мы на мельнице близ Косвига. Мимо проезжал курфюрст со своей свитой, возвращаясь с охоты, и решил отдохнуть у ручья, в тени деревьев.

Мы, подмастерья, глядели из-за кустов, как они пировали. Слуги постелили скатерть прямо на траву, расставили серебряные блюда с разной снедью - паштет из трюфелей, всяческая дичь, вина разных сортов, а на десерт гора сластей. Все это угощение они возили за собой в корзинах на лошадях. Охотники расположились на траве, ели, пили.

Курфюрст, тогда еще молодой человек, наевшись, заявил, что после такого обеда на свежем воздухе он чувствует себя сильным, как дюжина буйволов. Завидев нас, потихоньку наблюдавших за пиром, он крикнул, чтоб мы принесли ему подкову, да побыстрее, а то его разорвет скопившаяся сила! Мы догадались, что курфюрст задумал гнуть подковы. Ирко тут же сгонял на конюшню.

"Вот, ваша светлость!"

Курфюрст с двух концов ухватился за подкову. Его егери, стоявшие поодаль с лошадьми и собаками, подошли ближе. Затрубили рога, и курфюрст поднял вверх половинки подковы. Потом, обратившись к господам, он предложил им попробовать свои силы.

Все наотрез отказались. Ирко же не вытерпел, подошел к курфюрсту.

"С вашего позволения, сделаю другое - соединю половинки".

"Это может каждый кузнец!" - ухмыльнулся курфюрст.

"Да! В кузне. С мехами, молотом и наковальней. Но не голыми руками".

Не дожидаясь ответа, взял половинки, приложил одну к другой, пробормотал заклинание.

"Вот - во славу вашей милости!"

Курфюрст выхватил у него из рук подкову, осмотрел со всех сторон. Целехонька, будто только что отлита!

"Как так? Только не втирай очки, что она будет держаться!"

И хочет во второй раз сломать подкову. Думал, это будет не трудно. Да не тут-то было! Ломал, ломал, от натуги покраснел, как индюк, потом побагровел, а под конец посинел. С яростью отбросил подкову - теперь он побледнел от гнева, - кричит:

"Лошадей! Поехали!"

Еле влез на коня, так у него ноги ослабли. С тех пор мельницу у Косвига он объезжал стороной.

Мастер все пил и рассказывал про свою юность, больше всего про Ирко, пока Михал не спросил, что же потом с ним сталось, с Ирко.

Стемнело, звезды вышли на небо, над крышей конюшни повисла луна.

- С Ирко? - Мастер обеими руками обхватил жбан с вином. - Я его погубил!

Подмастерья застыли от изумления.

- Да! - повторил Мастер. - Я его погубил. Как-нибудь расскажу про это. А теперь - пить! Вина!

Больше он не проронил ни слова. Пил, пока мертвецки пьяный не упал в кресло.

Подмастерья не могли преодолеть отвращения и ужаса. Так и не перенесли его в дом, оставили сидеть во дворе. Утром, проснувшись, он сам убрался восвояси.

 

ПЕТУШИНЫЙ БОЙ

До сих пор, если на мельнице в Козельбрухе объявлялись странствующие подмастерья и, согласно уставу гильдии Мельников, просили о ночлеге, они не находили тут приюта. По обычаям того времени, Мастер обязан был предоставить странникам еду и кров хотя бы на одну ночь, но он пренебрегал этим правилом, высокомерно отвергая их просьбу. Он, видите ли, не хочет иметь дела с бродягами и воришками, для них у него не найдется ни куска хлеба, ни ложки каши. Пусть отправляются ко всем чертям, а иначе он спустит собак, и те будут гнать их до самого Шварцкольма.

И странники уходили несолоно хлебавши. Если же кто-нибудь из них пытался возражать, Мастер устраивал так, что бедняге казалось, будто его травят псами. Приходилось отбиваться палкой и удирать со всех ног.

"Здесь не нужны соглядатаи, - объяснял Мастер, - и нахлебников нам тоже не надо!"

Разгар лета, удушливое марево над Козельбрухом. Трудно дышать. От водоема поднимается запах водорослей и ила. Видно, быть грозе.

Крабат после обеда улегся на берегу ручья в тени ракитника. Руки за голову, в зубах травинка. Его сморило, клонит ко сну.

Сквозь дрему услышал - кто-то, насвистывая, идет по дороге. Открыв глаза, он видит стоящего над ним незнакомца. Длинный, тощий, смуглый, с виду уже немолодой. Высокая, широкополая шляпа, в левом ухе - золотая серьга. А так путник как путник: холщовые штаны, тесак за поясом, через плечо - дорожный узелок. Странствующий подмастерье.

- Привет, брат!

- Привет! - зевнул Крабат. - Откуда? Куда?

- Вон оттуда, вон туда. Отведи меня к вашему мельнику!

- Он в своей комнате, - вяло пробормотал Крабат. - Из сеней прямо, а дверь будет налево. Не ошибешься!

Незнакомец с усмешкой оглядел Крабата.

- Делай как говорю, брат! Отведи меня!

Крабат почувствовал силу, исходящую от незнакомца. Она-то и заставила его подняться.

Мельник сидел в своей комнате за столом. Он недовольно взглянул на незнакомца, вошедшего с Крабатом. Но тому хоть бы что!

- Мир дому сему! - сказал он, приподняв шляпу. - Приветствую тебя, Мастер, и прошу оказать гостеприимство, согласно уставу гильдии. Мне нужен ночлег на одну ночь.

Но Мастер ответил в своей обычной манере и указал на дверь. Однако такое обхождение не смутило незнакомца.

- Насчет собак оставь при себе, я знаю, что у тебя их нет. Разрешаешь?

С этими словами незнакомец преспокойно уселся по другую сторону стола.

Крабат ничего не понимал. Как это Мастер позволяет такое? Он бы должен вскочить, вытолкать чужака взашей... Почему же он этого не делает?

Безмолвно сидели эти двое по обе стороны стола, сверлили друг друга взглядом.

Где-то вдалеке раздались первые раскаты грома, глухо, едва различимо.

В дверях появился Ханцо, за ним Михал, Мертен и остальные. Теперь все были в сборе. Как они потом говорили, каждый почувствовал желание увидеть Мастера. Это и привело их сюда.

Гроза приближалась. Порыв ветра захлопнул окна. Сверкнула молния.

Незнакомец вытянул губы и вдруг... плюнул на стол. Тут же на этом месте, откуда ни возьмись, появилась красная мышка.

- Ну-ка, Мастер, теперь ты, если сумеешь!

Мастер выплюнул черную мышь, одноглазую, как и он сам. Мыши обнюхали друг друга, стали гоняться по столу, норовя укусить друг друга за хвост: красная - черную, черная - красную. Вот-вот черная, изловчившись, цапнет противницу! Незнакомец тут же прищелкнул пальцами.

Там, где только что сидела, пригнувшись, красная мышь, появился красный кот, готовый к прыжку. Мгновенно черная мышь обернулась котом, черным и одноглазым. Шипя, со вздыбленной шерстью, двинулись они друг на друга. Прыжок! Прыжок!

Красный кот все время норовит попасть когтистой лапой в единственный глаз черного. Еще немного, и выцарапает.

На этот раз прищелкнул пальцами Мастер. На месте черного кота возник черный бойцовый петух. Хлопая крыльями, вытянув шею, двинулся на красного кота, обратил его в бегство... Тут уж незнакомец щелкнул пальцами.

Два петуха, черный и красный, со взъерошенными перьями, стояли теперь на столе, изготовившись к бою.

А гроза разбушевалась не на шутку. Но никто не обращает внимания на непогоду. Все пристально следят за поединком. Яростно хлопая крыльями, петухи наскакивают друг на друга, пускают в ход клювы, когти, шпоры. Град ударов сыплется то на одного, то на другого. Резкие, пронзительные крики наполнили комнату.

Наконец красному удалось вскочить на спину черного. С остервенением вцепившись когтями, долбит он клювом противника, летят перья... Черный обратился в бегство. Красный кинулся следом, гоняет его по мельнице, преследует по дороге в Козельбрух.

В последний раз молния сверкнула над мельницей. Громовой раскат рассыпался мелкой дробью. И... тишина! Лишь шум дождя за окном.

- Ты проиграл поединок! - проговорил незнакомец. - Неси-ка сюда еду, да не забудь вина! Давай побыстрей! Я голоден.

Мастер, бледный как мел, поднялся со своего кресла, отправился на кухню. Сам принес хлеб, ветчину, корейку, сыр, огурцы, маринованный лук. Достал из погреба жбан красного вина.

- Кисловато! - сказал, отхлебнув, незнакомец. - Налей-ка из маленькой бочки, что стоит справа в углу. Ты хранишь ее для особых случаев, сегодня как раз такой!

Скрепя сердце Мастер повиновался. Он побежден и должен выполнять приказ!

Гость принялся за еду. Подмастерья молча за ним наблюдали. Они стояли как завороженные, не в силах отвести взгляд.

Наконец путник отодвинул тарелку и вытер рот рукавом.

- Ну вот я и сыт. Что ж, вкусная еда! Ваше здоровье, братья! Он поднял бокал, подмигнул подмастерьям. - А ты, Мастер, запомни наперед. Сперва погляди, кто перед тобой, а уж потом прогоняй! Это говорю тебе я, Пумпхут!

С этими словами он поднялся, взял тесак, перекинул через плечо узелок, вышел из Черной комнаты, распахнул двери мельницы и пошел своей дорогой.

Крабат с парнями потянулись за ним. Мастер остался в одиночестве.

Гроза кончилась. Над Козельбрухом вновь засияло солнце. Пахло свежестью.

Пумпхут шел не оглядываясь. По мокрым лугам, к лесу. Шел легко, весело насвистывая. На солнце сверкала золотая серьга.

- Я ведь вам говорил! - усмехнулся Андруш. - С ним шутки плохи. Хорошо бы сразу догадаться, что это он!.. Да никто почемуто не догадывается! А уж потом-то поздно.

Три дня и три ночи Мастер не покидал Черной комнаты. Подмастерья ходили на цыпочках. Они были свидетелями его поражения и теперь предчувствовали дурное.

Под вечер четвертого дня, когда уже заканчивали ужин, Мастер появился в людской.

- За работу!

Наверное, он был пьян - от него несло вином. Осунувшийся, бледный, заросший, стоял он в дверях.

- Расселись тут! А ну поднимайтесь! Пускайте мельницу! Засыпайте зерно! Будем молоть всеми жерновами. И не отлынивать у меня!

Подмастерья надрывались всю ночь. Мастер подгонял их руганью, подстегивал окриками и проклятьями, грозил наказанием, не давал отдышаться.

Когда забрезжил рассвет, все просто с ног валились. Мастер отослал их спать и целый день больше не беспокоил.

Однако с наступлением вечера все началось сначала. До утра кипела работа. Брань и проклятья сыпались градом. Так продолжалось из ночи в ночь.

Только в ночь с пятницы на субботу работать не приходилось. По пятницам собирались в Черной комнате. Обернувшись воронами, они нередко засыпали от усталости, едва успев уцепиться за жердь.

Мастера это не беспокоило. Сколько и что они заучивают - их дело! Лишь раз, когда сонный Витко плюхнулся с жерди, он пригрозил ему наказанием.

Витко было тяжелее всего. Он еще рос, набирался сил. А тут изнурительная работа по ночам. Михал и Мертен не раз пытались помочь мальчику. Крабат, Ханцо и Сташко, где только можно, спешили его подменить. Но Мастер строго следил за ними. Помочь удавалось редко.

О Пумпхуте не вспоминали. Но все знали, что Мастер отыгрывается на них за свое поражение. Ведь они его видели!

Прошло полтора месяца. Наступил сентябрь. В новолуние, как всегда, прикатил Незнакомец с петушиным пером. Подмастерья тут же принялись за работу. Мастер взобрался на козлы, схватил кнут. Молча, под щелканье кнута, носились парни с мешками на спине от повозки к мельнице, ссыпали их содержимое в бункер мертвого жернова. Все шло как всегда. Только под конец Витко не выдержал. Свалился под тяжестью мешка на полдороге к мельнице. Лежал, уткнувшись лицом в землю, тяжело дыша. Михал бросился к мальчику, перевернул на спину, разорвал рубашку.

- Эй, что там случилось? - подскочил Мастер.

- Ты еще спрашиваешь! - Михал нарушил молчание, обычное для такой ночи. - Полтора месяца, каждую ночь надрываемся! Разве парнишке такое вынести!

- Прочь! - заорал Мастер, яростно взмахнув кнутом. Конец его обвился вокруг шеи Михала.

- Оставь его!

В первый раз Крабат услышал голос Незнакомца. В этом голосе словно слились воедино полыханье огня и трескучий мороз. Его обдало холодом и тут же бросило в жар, словно вокруг него бушевало пламя. Незнакомец с петушиным пером подал знак Михалу отнести Витко в сторону, выхватил у Мастера кнут, спихнул самого его с козел.

Остаток ночи Мастер работал вместо Витко. Мальчика Михал отнес в постель.

 

КОНЕЦ ГОДА

Ночная страда кончилась. Теперь работали днем, а днем это было не так трудно. Вечерами занимались кто чем хотел - кто играл на губной гармошке, кто рассказывал сказки, кто резал ложки. Все было как прежде. Пузыри на ладонях подсыхали, натертые места на плечах заживали. Учились теперь успешнее. То, что Мастер по пятницам читал из Корактора, повторяли без запинки. Лишь Юро, как и прежде, спотыкался на каждом слове.

Но что с него возьмешь!

Как-то раз Мастер послал Петара с Крабатом в Хойерсверду за бочонком соли и другими припасами. Мельник никогда не отпускал подмастерьев с мельницы поодиночке, редко по двое. Наверное, имел на то свои причины или следовал каким-то правилам.

Запрягли в повозку гнедых и с рассветом тронулись в путь. Над Козельбрухом стоял туман, но как только выехали из леса, взошло солнце, и он рассеялся.

Вот и Шварцкольм.

Крабат все надеялся увидеть Певунью. Пока ехали вдоль деревни, он то и дело оглядывался по сторонам. Напрасно! Среди стоявших у колодца девушек ее не было. И у другого колодца, в конце деревни, тоже не видно.

Крабат опечалился. Как давно он ее не видел! С пасхальной ночи! Может, на обратном пути повезет? А впрочем, лучше уж не надеяться, тогда и не разочаруешься.

Возвращались домой после полудня с бочонком соли и прочим грузом. И тут его желание сбылось.

Она стояла неподалеку от колодца, окруженная квохчущими курами. В руках - корзинка с кормом.

- Цып, цып, цып! - сыплется зерно, куры кудахчут.

Крабат узнал ее с первого взгляда. Едва заметно кивнул в знак приветствия - так, чтобы Петар не заметил. Певунья тоже ответила мимолетным дружелюбным кивком - так приветствуют чужих. Куры, которых она кормила, были для нее сейчас важнее проезжих.

Большой огненно-рыжий петух клевал зерно у самых ног девушки. Крабат позавидовал ему.

Эх, поменяться бы с ним местами!

Осень в этом году не торопилась.

Но вот наконец и она. Холодная, серая, туманная и дождливая. А как нужны были сейчас теплые дни, чтобы перевезти побольше торфу на зиму. Когда хоть полдня не было дождя, тут же запрягали телегу. Остальное время проводили на мельнице, в сарае, в амбаре, в конюшне. Каждый был рад найти себе работу под крышей, только бы не мокнуть под дождем.

Витко с весны здорово вытянулся, но по-прежнему был худой как щепка.

- Надо нам положить ему кирпич на голову, а то весь в рост уйдет, - пошутил как-то Андруш.

А Сташко предложил поставить его на откорм, как рождественского гуся:

- Чтоб нагулял побольше жирку, а то ведь прямо пугало огородное!

Парнишка повзрослел, уже и рыжеватый пушок появился на подбородке и над верхней губой. Его самого это не слишком занимало, а вот Крабат незаметно за ним наблюдал: так, значит, вот как человек взрослеет за год на три года!

Первый снег выпал в этом году довольно поздно. А парней опять уже охватило странное беспокойство. Все их раздражало. Из-за пустяков разгорались ссоры. Не было дня, чтобы кто-нибудь не бросился на другого с кулаками.

Крабату вспомнился прошлогодний разговор с Тондой. Неужто ребята и на этот раз чуют недоброе?

Чаще, чем раньше, он вынимал нож Тонды, осматривал лезвие. Оно было чистым и блестящим. Кажется, он, Крабат, не в опасности. Но ведь завтра все может измениться!

Наступило утро предновогоднего дня. Всю ночь валил снег.

Когда Крабат шел умываться к колодцу, он увидел на снегу свежий след. След вел от мельницы к лесу, в Козельбрух.

Чей же это след?

И тут ему встретился Михал с киркой и лопатой в руках. Он возвращался из леса - шел сгорбившись, заплетающимся шагом. Что он там копал?.. Крабат хотел было с ним заговорить, но тот лишь кивнул, отстраняясь. Без слов они поняли друг друга.

Михала будто подменили: он замкнулся, отгородился от всех, даже от Мертена. Словно стена отделяла его от людей.

Мастер исчез с самого утра.

Приближалась новогодняя ночь. Подмастерья поднялись наверх, легли спать.

Крабат, хоть и решил бодрствовать, заснул, как и все остальные. Примерно в полночь проснулся, стал прислушиваться.

Грохот... Затем - тишина.

Крабат натянул на голову одеяло.

Он желал только одного - умереть.

Наутро, в Новый год, они нашли Михала. Тот лежал на полу в каморке под свалившейся с потолка балкой. Подмастерья внесли его в людскую. Простились.

После полудня понесли к Пустоши.

На главную - Пройслер Отфрид - Крабат (Легенды старой мельницы). ГОД ВТОРОЙ

Возможно вам будет интересно