Мир сказок
Мир сказок

На главную - Зорьян Стефан - Светящаяся шкура

Светящаяся шкура

1

Было это или не было… Так давно это было, что уже и не верится, что жил когда-то мальчик-сирота и звали его Ошин. Когда Ошин подрос и стал соображать что к чему, то понял - живут они с матерью в ужасной бедности.

- Чем занимался мой отец, каким ремеслом? - спрашивает он как-то свою мать.

- Твой отец, сынок, был славным охотником, - отвечает мать. - Охотился в горах и лесах.

- Я тоже хочу стать охотником, матушка, - говорит Ошин. - Дай мне отцовские лук и стрелы, пойду поохочусь, принесу добычу и тоже буду кормить нашу семью.

- Нет, сынок, не надо, - возражает мать. - Отца погубило его ремесло, не хочу, чтобы ты пошел по его стопам, не дам тебе ни лука, ни стрел. Займись-ка лучше другим делом.

Но не слушается Ошин материнского совета, находит припрятанные ею лук и стрелы и уходит на охоту: поднимается в поисках дичи в горы, спускается в долины.

Бродит он здесь и там до самого вечера, но дичи нет и нет, нечего принести домой, нечем обрадовать мать. Назавтра Ошин опять приходит домой ни с чем. На третий день он дает себе слово: будь что будет, а с пустыми руками домой не вернусь. И снова до самых сумерек не попадается Ошину добыча. Но вечером, решив немного передохнуть, он спускается к морю и вдруг замечает среди волн ярко светящуюся точку, которая приближается к нему. Вот она оказывается совсем близко, и Ошин различает неведомого маленького зверька. Его шкура, переливаясь, сияет, словно солнечные лучи.

С минуту Ошин стоит как завороженный, но быстро берет себя в руки, выпускает стрелу и, освежевав зверька, приносит домой чудо-шкуру.

Когда он проходит по темной улице, набросив шкуру на руку, улицу заливает свет, будто наступил лень.

Изумленные этим колдовским зрелищем, люди окружают молодого охотника.

Тем временем первый нахарар царя направляется во дворец. Увидав светящуюся шкуру, он подзывает к себе юношу.

- Отдай мне эту шкуру, - говорит он, - я тебе заплачу.

Юноша не соглашается.

- Не могу, - говорит он. - Люди мы бедные, нет у нас ни лучинки, ни свечи. Отнесу я шкуру домой, станет она по вечерам освещать комнату - и мать, сможет прясть свою пряжу.

Как ни уговаривает нахарар юношу, тот стоит на своем. Не соглашается, и все тут.

Подходит Ошин к своему дому и стучится в дверь.

- Отопри, матушка.

- Погоди, сынок, - говорит мать. - Зажгу лучинку и отопру.

- Не зажигай, матушка, я несу с собой свет. Открывает мать дверь и, пораженная, застывает на месте: на руку сына накинута шкура, ярко, как днем, освещающая двор.

Ошин заносит ее в дом, и дом озаряется светом. И тогда мать обеспокоенно спрашивает сына, не видел ли кто его с этой шкурой в городе.

- Первый нахарар видел, - говорит сын.

- И что же?

Ошин рассказывает матери, как нахарар просил у него шкуру, а он ее не отдал.

Мать сокрушенно качает головой.

- Ох, сынок, - говорит она, - напрасно ты ему отказал. Теперь бойся его мести.

2

Материнское сердце не обмануло. Утром, едва Ошин собрался на охоту, к ним - в такую-то рань! - явился человек.

- Ты и есть Ошин, сын старухи?

- Да.

- Собирайся, царь тебя зовет.

«Какое царю дело до меня?» - удивляется юноша, направляясь в сопровождении царского слуги во дворец. Приходит Ошин во дворец, кланяется царю.

- Скажи-ка, сынок, что ты вечером нес в руках? - спрашивает его разнаряженный в пух и прах царь.

- Долгих лет жизни тебе, государь. Маленькую звериную шкуру.

- Шкуру-то шкуру, да не простую, а светящуюся… Правда?

- Правда, долгих лет жизни тебе, государь. Люди мы бедные, нет у нас свеч, вот и будет мать при ее свете прясть свою пряжу.

- Ступай домой, сынок, и принеси эту шкуру во дворец. Растерянный Ошин снова повторяет: мать, мол, при свете шкуры будет прясть по вечерам пряжу.

Рассердившись на юношу за дерзость, царь приказывает:

- Ступай сейчас же! А ослушаешься, не сносить тебе головы!..

Возвращается Ошин домой удрученный и пересказывает матери свой разговор с царем.

- Чтоб ему пусто было, этому нахарару! Жаль, что он увидел у тебя светящуюся шкуру, - расстраивается мать. - Я как в воду глядела - не жди от него добра. Да что поделаешь, сынок?! Коли царь требует, надо отдать ему шкуру.

Скрепя сердце относит Ошин во дворец светящуюся шкуру.

Увидев это чудо, царь от удивления теряет дар речи. Хвать шкуру и ну гладить ее, и мять, и сворачивать - пытается понять, откуда это изумительное свечение. Потом он приказывает нахарару заплатить Ошину за шкуру. Тот уводит юношу подальше от чужих глаз, дает ему один сребреник и отвешивает две оплеухи.

Едва Ошин покидает дворец, шкура отчего-то перестает светиться.

- В чем дело? - удивляется царь. - Почему она не светится?

А первый нахарар, который невзлюбил Ошина и решил расправиться с ним, говорит:

- Долгих лет тебе жизни, государь! Хранить эту шкуру надлежит во дворце из слоновой кости. Она будет переливаться в нем всеми цветами радуги.

- Кому же это под силу - добыть столько слоновой кости? - спрашивает царь.

- Тому, кто принес эту шкуру, - отвечает нахарар. И снова посылают гонца за сыном старухи.

Идет Ошин во дворец, а самому страшно: чего еще понадобилось от него царю? Узнав о том, что надо добыть столько слоновой кости, сколько нужно для дворца, у него темнеет в глазах.

- Где же я ее добуду, слоновую кость?..

- Это уж твои забота, - говорит царь. - А не добудешь, не сносить тебе головы!

Опечаленный, юноша возвращается домой и рассказывает матери, что потребовал у него царь.

- Чтоб ему пусто было, этому нахарару! Жаль, что он увидел у тебя светящуюся шкуру, - сокрушается мать. - Но ты не бойся, - подбадривает она сына, чувствуя, что в его сердце закрался страх. - Пойди к царю и скажи: чтобы привезти слоновую кость, мне понадобится тысяча верблюдов, тысяча пудов соли, тысяча тюков немытой шерсти, тысяча кувшинов старого вина, тысяча работников, тысяча грузчиков, да еще в придачу еды и припасов для всех на сто дней. И пусть все это доставит мне первый нахарар на свои деньги.

Приходит Ошин во дворец и говорит царю: так, мол, и так. И царь приказывает нахарару: снаряди на свои кровные тысячу верблюдов, купи тысячу пудов соли, тысячу тюков шерсти, тысячу кувшинов вина, найми тысячу работников и тысячу грузчиков, да еще обеспечь в придачу еды и припасов для всех на сто дней.

Удивляется нахарар царскому приказу, а делать нечего - приказ надо выполнять.

Но вот все готово, и царь зовет Ошина.

- Можешь отправляться…

А старуха-мать опять наставляет сына:

- Пройдешь, сынок, со своим караваном трудный сорокадневный путь через горы и ущелья, и перед тобой раскинется дремучий лес, куда не ступала нога человека. В этом лесу есть большое озеро, куда сходятся на водопой слоны. Пускай твои люди выпустят из него воду, наполнят его вином и обсыплют солью прибрежные камни. Потом уйдите подальше и, притаившись где-нибудь, смотрите во все глаза. Слоны слижут с камней соль и, чтобы утолить жажду, напьются вина, опьянеют и повалятся наземь. Тут уж не зевайте - перебейте их на месте, а бивни вырежьте и привезите.

Так наставляет мать сына. Ошин целует ей руку, и - дзинь-дзинь-дзинь! - караван пускается в путь.

3

Не думайте, будто добыть слоновую кость так уж просто. Ничего подобного.

Сорок дней и сорок ночей бредет караван, то по крутым горам, то по пустыне, и вырастает наконец перед ним дремучий лес, где не ступала нога человека, а деревья не слыхали стука топора.

Подходит караван к большому озеру, в котором весело плещется и бьется о зеленые берега прозрачная вода.

Ошин останавливает караван и делает так, как велела мать.

Тысяча работников пробивают дно и выпускают воду из озера, наливают вместо нее белого вина и затыкают отверстия немытой шерстью.

Тысяча работников посыпает солью прибрежные камни. Потом все уходят подальше и, притаившись, ждут.

Вдруг округа сотрясается. Дрожат от тяжелого топота и треска сучьев и лес, и земля.

Это идут на водопой слоны. Вот они собираются на берегу озера, и берег на глазах темнеет от их исполинских тел. Слоны приближаются к озеру, раскачивая хоботы и то и дело поднимая их вверх, и встряхивают ушами, похожими на мешки…

Слоны принимаются слизывать соль с прибрежных камней, а потом все стадо бросается в озеро.

То, что происходит дальше, вначале удивляет, а потом не на шутку пугает Ошина и его людей. С неистовой яростью слоны хлещут друг друга извивающимися, как змеи, хоботами, исступленно бьются бивнями и наполняют лес страшными трубными голосами. И это продолжается до тех пор, пока, изнуренные и хмельные, они не валятся от усталости наземь.

Люди Ошина выходят из укрытия, нападают на спящих слонов, убивают их и, нагрузив верблюдов слоновыми бивнями, снова - дзинь-дзинь-дзинь! - пускаются в обратный путь. Сорок дней и ночей бредет караван обратно и наконец достигает города.

- Я привез слоновую кость, - говорит Ошин царю.

Обрадованный царь приказывает первому нахарару отмерить Ошину пять горстей золота. Тот опять дает Ошину один сребреник и отвешивает две оплеухи.

Ошин раздосадован, но и на этот раз не хочет жаловаться царю: вдруг царь ему не поверит.

А царь тем временем призывает к себе пять тысяч работников и тысячу мастеров. День и ночь, не покладая рук, они воздвигают дворец из слоновой кости, да такой изумительной красоты, что всякий, кто увидит его, забывает обо всем на свете, не надо ему ни есть, ни пить, только бы глядеть на это диво.

В богато убранный дворец приносят чудо-шкуру, но она все равно не светится.

Однако как только выносят ее из дворца она заливает своим ярким светом всю улицу. Стоит Ошину зайти во дворец, как шкура начинает сверкать и переливаться, но не успевает он выйти, ее свечение тут же гаснет.

- Ну и загадка! - удивляется царь.

- Долгих лет жизни тебе, государь, - говорит первый нахарар. - Чего-то, видно, не хватает в твоем дворце.

- Да чего же тут может не хватать? - беспокоится царь.

- Хорошо бы разбить вокруг дворца пышный сад, в котором росли бы деревья и цветы со всех концов земли, а между ними били бы фонтаны, и услаждали тебя сладостными голосами с утра и до вечера птицы. Тогда шкура и засверкает…

Нахарар, как мы знаем, невзлюбил Ошина и хотел сжить его со света.

- Кому же под силу разбить такой сад? - спрашивает царь.

- Тому, кто достал светящуюся шкуру.

Царь снова зовет к себе сына старухи и приказывает разбить вокруг дворца сад, в котором росли бы деревья и цветы со всех концов земли, струились разноцветные фонтаны и с утра до вечера услаждали слух птицы.

И дает царь Ошину год времени.

Опечаленный, Ошин возвращается домой, но мать снова советует ему, как поступить.

- Не грусти, сынок, - говорит она- - Трудно исполнить желание царя, но надо постараться. Попроси у него тысячу работников и тысячу телег - придется исколесить весь свет в поисках деревьев да цветов. И пусть все это опять доставит первый нахарар.

Удивляется нахарар царскому приказу, а делать нечего - собирает все золото и серебро, какое у него было, что недобрал - отнимает у народа, заготавливает припасы на тысячу человек, покупает волов, телеги, и все это дает Ошину.

И опять Ошин пускается в путь.

Разъезжает он по всему свету за деревьими, цветами и отвозит их на телегах.

Вместе с деревьями и цветами привозит он себе из далекого края невесту, девушку невиданной красоты, какой в его стране никто не видал.

Принимается Ошин разбивать сад для царя.

4

Однажды утром, пробудившись ото сна во дворце из слоновой кости, царь слышит птичьи трели и журчание воды.

Выглядывает он в окошко и диву дается: вокруг - куда ни кинешь взор - раскинулся зеленый, как изумруд, сад, спрятавшись в густой листве деревьев, сладкозвучно поют невидимые птицы, а между деревьями взмывают ввысь фонтаны, и их струи сверкают и переливаются всеми цветами радуги.

Восхищенный этим зрелищем, царь зовет к себе первого нахарара и приказывает наградить сына старухи пятью горстями золота.

И снова нахарар уводит Ошина подальше от чужих глаз, дает ему один сребреник и отвешивает две оплеухи.

И снова Ошин не жалуется царю.

Не жалуется, потому как считает свою невесту, девушку невиданной красоты, привезенную им из далекого края, таким вознаграждением, с которым не сравниться никаким царским сокровищам и богатствам.

Невестой Ошина любуется весь город. Прослышал о ее красоте и первый нахарар. И когда царь, увидев сад, разбитый Ошином, делится с ним своей радостью и изумлением, нахарар говорит:

- Увидишь, государь, невесту этого юноши, еще больше удивишься.

Царь любил не только красивые вещи, но и красивых женщин. Услыхав слова нахарара, он тут же забывает и про сад, и про светящуюся шкуру и приказывает привести во дворец невесту Ошина

Приказ царя исполняется немедленно.

Вот девушка стала перед ним, и царь не в силах оторвать от нее восхищенного взгляда. Ему кажется, что это не женщина, а светозарное чудо. Никогда в жизни ему не доводилось видеть ничего подобного. Высокая, полногрудая, с густыми блестящими волосами и лучистыми, как солнце, глазами, она сразу пленяет царя.

- Почему ты прячешь от меня эту красавицу? - говорит он Ошину, кое-как совладав с собой.

- Долгих лет жизни тебе, государь, - отвечает Ошин. - Это моя нареченная.

Царь снова смотрит на девушку, на ее прекрасные волосы, лучистые глаза, белое лицо и говорит Ошину.

- Найди себе другую невесту, сынок, эта девушка останется в моем дворце, пусть засветится наконец шкура, которую ты добыл.

Девушка оказывается не только красивой, но и умной.

Видя, к чему клонит царь, она говорит:

- Государь, я бессмертна и должна выйти замуж за такого же, как я, бессмертного человека. Если этот юноша не станет бессмертным, я и за него не пойду.

- Но разве может человек стать бессмертным?- удивляется царь.

- Отчего же нет, государь? Есть на свете живая вода, если одну ее каплю добавить в обыкновенную воду, а потом выкупаться в ней, то станешь бессмертным.

Услыхав это, царь крепко задумывается.

Слова девушки поражают его. После долгих размышлений царь зовет к себе первого нахарара, своих верных советников и спрашивает их, где можно достать живую воду.

Первый нахарар невзлюбил Ошина с того самого дня, когда юноша не уступил ему светящуюся шкуру. Человек он был злой и хотел сжить Ошина со света. Но на какие уловки он ни шел, это ему не удавалось. Из любых переделок Ошин выходил цел и невредим.

Смекнув, что дело чревато опасностью, первый нахарар говорит:

- Государь, если кому и под силу привезти живую воду, то только сыну старухи.

И снова царь зовет к себе Ошина. На этот раз Ошин является во дворец не в духе и, толком не поклонившись царю, говорит:

- Чего тебе еще нужно, государь?

Но царь и виду не подает, что недоволен поведением Ошина.

- Ошин, ты очень умный, смекалистый юноша, - говорит он ласково. - Ты должен привезти для меня живую воду. Я искупаюсь в ней и стану бессмертным…

Раздраженный, Ошин приходит домой и рассказывает матери и невесте о желании царя.

Мать в сердцах бьет ладонями по коленям.

- Чтоб ему пусто было, этому нахарару! Это его проделки, - восклицает она - Но что поделаешь, сынок, царский приказ надо выполнять.

И она объясняет Ошину, куда ему пойти и что делать.

- Иди семь дней и семь ночей. Когда придешь на перепутье семи дорог, увидишь там седого как лунь старика. Он указывает дорогу путникам. Этот старик и расскажет тебе, где искать живую воду.

А девушка говорит:

- Это из-за меня, Ошин, царь велел тебе привезти живую воду. Я сказала ему о бессмертии, чтобы он оставил нас с тобой в покое. Не думала, что он пошлет тебя за живой водой. Но раз уж так случилось, иди и ничего не бойся. Я шагу не ступлю из дому, пока ты не вернешься. Я - твоя, а ты - мой. Но запомни, когда привезешь живую воду, никому ее не отдавай. Принеси ее прямо домой.

Слова любимой девушки ободрили Ошина, и он отправляется за живой водой.

Семь дней и семь ночей идет он и наконец оказывается на перепутье семи дорог. Видит, сидит там старик с седой по пояс бородой, высоким лбом и мудрыми глазами.

- Дедушка, - говорит Ошин, - укажи мне дорогу к живой воде и посоветуй, как добыть ее, не то не сносить мне головы.

- Э-э, сынок, - говорит старик, - многие ходили за живой водой, но никто обратно не возвратился. Едва ли ты ее добудешь. Да раз просишь, я скажу. Иди три дня по этой дороге. Если увидишь поутру, когда еще прохладно, птицу, положи за пазуху и отогрей. А как поднимется солнце - выпусти на свободу. И если суждено тебе найти живую воду, то принесет ее отогретая на твоей груди птица и никто другой.

Благодарит Ошин старика и снова пускается в путь.

Идет он день, идет другой и рано поутру замечает съежившуюся крошечную птичку. Она так замерзла, что не в силах взлететь.

Ошин берет замерзшую птичку в руки, кладет ее за пазуху и продолжает свой путь.

Идет юноша дальше. Тем временем восходит солнце. Становится теплее.

Почувствовав, что птичка отогрелась и шевелится у него за пазухой, Ошин достает ее и кладет на вытянутую ладонь. «Если отогрелась, пускай летит, если нет - снова положу за пазуху», - думает он

Завидев теплое и ясное солнышко, птичка взлетает с ладони, кружит над Ошином, словно вглядываясь в него, потом распрямляет крылья и взмывает высоко вверх, в небесную синь.

А Ошин продолжает свой путь. Он взбирается на вершину горы и видит глубокую расщелину, в которой бьет ключом живая вода.

Смотрит Ошин в эту глубокую-глубокую расщелину, садится на камень и думает, что же ему предпринять, как достать оттуда живую воду.

Долго ли он думает, коротко ли, внезапно замечает - сверху что-то упало в расщелину. Удивленный, Ошин пытается разглядеть, что же это такое. И вдруг из расщелины вылетает крошечная птичка…

Она подлетает к Ошину и выливает из клюва в кувшин немного живой воды, снова бросается в расщелину и снова приносит в клюве живую воду. И так до тех пор, пока кувшин не наполняется до краев живой водой.

Тут только Ошин узнает птичку, которую он отогрел на своей груди. Он не успевает даже поблагодарить ее, она взмахивает крыльями и взмывает высоко вверх, в небесную синь…

Не теряя времени, Ошин пускается в обратный путь.

Радости его нет предела, и потому время, проведенное им в пути, течет незаметно.

Наконец он возвращается в свой город и приносит домой живую воду.

5

Весть о том, что сын старухи воротился с живой водой, достигает царя. Ликует царь, ликуют его придворные, а больше всех - первый нахарар. Вот как он размышляет: царь-то искупается в живой воде, но следом за ним искупаюсь, и я и стану, как и он, бессмертным. А раз так, навсегда останусь первым нахараром.

А невеста Ошина думает иначе: если царь искупается в живой воде, тогда возьмет ее в жены, и останется Ошин один-одинешенек. Долго размышляет девушка, наконец решает, как надо поступить, и дает Ошину совет, как обессмертить царя.

Немного погодя являются царские слуги и ведут его в дворец.

Царь принимает Ошина в радостном предчувствии и нетерпеливо спрашивает: как теперь быть? Должен ли он сам искупаться в живой воде, чтобы стать бессмертным, или его должен кто-то искупать?

- Долгих лет жизни тебе, государь, - говорит Ошин. - Это сделаю я. Только я могу искупать тебя в живой воде. Больше никто не умеет с ней обращаться.

- А когда? - спрашивает царь.

- Долгих лет жизни тебе, государь. Когда скажешь. Прикажи нагреть воды в самых больших котлах. Потом я капну туда живой воды.

Царь приказывает нагреть в огромных котлах воду, а заодно готовиться отпраздновать свое бессмертие.

Тут приходит первый нахарар и просит дозволения и ему искупаться в живой воде.

Царь любит первого нахарара, а потому спрашивает Ошина: - Можешь ли ты обессмертить нас обоих?

- Долгих лет жизни тебе, государь, - отвечает Ошин. - Конечно могу.

- Ступай, подготовься, - говорит царь нахарару. Первый нахарар, не чуя под собой ног от радости, убегает домой. Ошин на глазах у царя и его приближенных капает в котлы прозрачную жидкость. Когда вода закипает, он просит царя раздеться и залезть в давильню.

Всякому ясно, стать бессмертным не так-то просто, и человек готов ради этого на все.

Царь раздевается и рад-радехонек лезет в давильню, и тут Ошин велит слугам лить на него кипяток из котлов.

Они так и делают.

Вскрикнув, царь тут же умолкает.

А Ошин закрывает давильню железной крышкой и говорит:

- Пока царь становится бессмертным, мы сходим к нахарару. Обессмертим и его.

Идут они к первому нахарару и видят, тот загодя разделся, залез в давильню и с нетерпением поджидает Ошина.

Ошин опять капает в кипящие котлы прозрачной жидкости и велит слугам лить на нахарара кипяток.

Нахарар, как и царь, выкрикивает что-то и тут же умолкает…

Так в одночасье распрощались с жизнью оба недруга Ошина. А сам он становится полновластным хозяином дворца, который он воздвиг, и сада, который он разбил вокруг дворца, и женится на девушке, которую он привез из далеких краев.

А шкура, дотоле не сиявшая, озаряет теперь по ночам, как огромный светильник, каждый уголок дворца.



На главную - Зорьян Стефан - Светящаяся шкура

Возможно вам будет интересно