Мир сказок
Мир сказок

На главную - Зорьян Стефан - Азаран-Блбул

Азаран-Блбул

1

Жил на свете жадный царь. И был у него огромный-преогромный сад, раскинувшийся прямо перед дворцом. Сад этот был сказочно красив, и любопытные съезжались со всех концов земли подивиться на это чудо.

Но даже те, кому выпадало счастье воочию увидеть эти пышные деревья, зеленую траву, благоухающие цветы, не верили своим глазам. Посреди сада, звеня, как колокольчик, взмывал ввысь фонтан, и его струи переливались всеми цветами радуги, ослепляя каждого, кто попадал туда.

В этом саду росло все, что душе угодно, и видимо-невидимо всевозможных плодов. Однако царь и сам ни разу не отведал изумительных этих плодов и другим строго-настрого запретил.

Однажды к воротам сада подошел нищий и попросил милостыню. Отроду не нарушавший царского наказа садовник никакой милостыни, как всегда, не подал, а взашей вытолкал нищего да крикнул:

- Убирайся прочь! Ишь чего захотел, полакомиться плодами из царского сада!

Обернулся нищий на эти слова и проклял сад:

- Да иссохнет он на корню и перестанет плодоносить! Да не видать вам во веки вечные ни деревьев в цвету, ни сочных плодов!

Не успел нищий докончить проклятия, как на глазах у всех сад преобразился: с крон опала листва, завяли деревья и кусты, пожухла трава, иссяк родник.

Узнал про это царь, и ярость обуяла его.

- Кто посмел проклясть мой сад?! Тотчас привести сюда нищего!

Разослали повсюду глашатаев. Нищего нигде не было.

Оседлали царские слуги коней и бросились во все концы страны.

По нищего и след простыл.

- Что же нам теперь делать? - закручинился царь и спросил у мудрых старцев: - Как вернуть жизнь нашему саду?

Старцы ответили:

- Долгих лет жизни тебе, великий государь! Созови ученых и мудрецов своей страны, пусть подумают. Может, и посоветуют, как поступить, чтобы сад снова зазеленел.

Призвал к себе царь всех ученых и мудрецов. И явилась во дворец тысяча молодых мудрецов, и явилась тысяча белобородых старцев. Семь дней думали они, совет держали, семь ночей думали, совет держали, и вот что сказали царю:

- Долгих лет жизни тебе, государь! Возведи божий храм, да такой, чтобы его подпирала тысяча колонн и увенчивало сорок куполов и чтобы подобного ему не было на белом свете. Денно и нощно молись в этом храме богу, дабы он смилостивился и вернул саду свою благодать.

Царю пришелся по душе этот совет, и велел он заложить основы божьего храма.

Созвал царь три тысячи камнебойцев - дробить камень, три тысячи камнетесов - тесать камень, три тысячи каменщиков - стены класть.

И явился отовсюду рабочий люд, и принялся - стук-перестук! - дробить камни, таскать камни, тесать камни, стены поднимать.

И за три года построили мастера храм невиданной красоты, величественный, как само божье слово, - тысяча колонн подпирала его и сорок куполов увенчивало.

Когда храм был готов, пришел епископ с крестом и хоругвью, освятил его и благословил.

И вошел в храм царь, и стал он молиться.

Едва произнес царь первые слова молитвы, как в храме поднялась буря, и в ее вихрях показался белый как лунь старик.

- Все ты сделал, как надлежит, государь, - молвил он, - да одного недостает твоему храму…

Не успел удивленный этим видением царь спросить, чего же недостает храму, как старик исчез - столь же неожиданно, сколь появился.

Наутро царь велел разрушить храм и построить заново, да так, чтобы все было предусмотрено.

Храм разрушили и - стук-перестук! - построили за три года наново.

Освятили храм, вошел в него царь, но едва произнес он первые слова молитвы, как опять появился белый как лунь старик.

- Все ты сделал, как надлежит, государь, - молвил он, - да одного недостает твоему храму…

И опять не успел царь спросить, чего же храму недостает, как старик исчез - столь же неожиданно, сколь появился.

Царь снова приказал разрушить храм и построить заново, да так, чтобы все было как следует.

И разрушили храм, и за три года построили новый, и освятили, и снова вошел в него царь.

Но едва произнес он первые слова молитвы, как появился белый как лунь старик.

- Государь, - молвил он, - слов нет, храм твой - само совершенство, он источает свет, да одного недостает твоему храму…

Недолго думая, царь схватил старика за руку: «Скажи наконец, чего же ему недостает!«

- Государь, - молвил старик, - молитвою не вернешь саду благодать, нужно…

- Что?! - нетерпеливо воскликнул царь. - Скажи, старик! Я не пожалею ни своих несметных сокровищ, ни золота, лишь бы снова зазеленел мой сад.

- Нет, государь, - покачал головой старик, - ни золота, ни сокровища, ни даже царский приказ тут не помогут… Твоему храму и саду нужен Тысячеголосый соловей - Азаран-Блбул.

- А где он обитает, откуда мне его взять, этого соловья? - обрадовано спросил царь.

- О государь, он далеко-далеко, за Сухою Сушью и Пустынной Пустыней, там, где не ходят караваны, не летают птицы и куда не ступала нога человека. Дорога эта полита кровью и покрыта человеческими телами, и ни одному живому существу, ни одному земнородному

 

не удалось вернуться оттуда живым и невредимым, - промолвил старик и исчез.

И одолели царя горькие мысли. Сидел он в глубокой печали и думал, как же ему найти Азаран-Блбула и вернуть своему саду благодать. А время текло, день сменялся ночью, неделя - месяцем…

Думал царь, думал, и стал от горя чахнуть…

2

Было у царя три сына - Харин, Чарин и Арин. Два старших - любимцы отца - умные, а младшего все считали придурковатым. Старшие братья дружили с князьями да вельможами, а младший, Арин, водился со слугами, играл с их детьми, ходил на охоту, метал копье, оттого и не любили его в царском дворце.

«Дуракам закон не писан», - посмеивались над ним и позволяли играть с дворовым людом. День-деньской проводил Арин в хлеву и на конюшне, а то, что происходило во дворце, вовсе его не занимало.

Как только старшие братья заметили, что отец их не в духе, тут же преклонили перед ним колени.

- Не таись, отец, поделись своим горем, - смиренно молвили они. - Скажи нам свое желание, и мы его выполним.

- Горе мое велико, - проговорил царь и тяжко вздохнул. - Вы не в силах помочь мне, а желание мое неисполнимо…

- Открой нам свою душу, отец. Мы исполним твое желание, хоть из-под земли достанем то, что ты хочешь…

Долго уговаривали царя сыновья, не выдержал он и все рассказал: так, мол, и так, чтобы снова зазеленел наш сад, нужно найти Азаран-Блбула.

- Мы принесем его! - в один голос сказали Харин и Чарин.

- Он обитает далеко, дети мои, за горами, за долами, за Сухою Сушью и Пустынной Пустыней, там, где не ходят караваны и не летают птицы. Дорога к нему трудна и неведома.

- Мы найдем его, - сказали Харин и Чарин и встали. Надели они доспехи, взяли оружие, оседлали коней, прихватили немного еды и пустились в путь.

А Арин тем временем, ни о чем, не ведая, играл в конюшне. Как услышал он, что братья о путь собрались, недолго думая, тоже надел доспехи, взял оружие, вскочил на коня и двинулся вслед на ними.

- Не беда, - решили братья, - станет нам прислуживать в пути.

И поехали они втроем.

Ехали они днем, ехали они ночью, держали путь на Сухую Сушь и Пустынную Пустыню, где не ходят караваны, не летают птицы.

Долго ли они ехали, коротко ли. очутились на перепутье трех дорог и увидели там старика.

- Здравствуй, дедушка!

- Доброго здоровья, юноши.

- Скажи-ка, дедушка, куда ведут эти дороги?

- Вот эта, - сказал старик, - ведет в Багдад, по ней народ толпами валит, толпами и возвращается Другая ведет в Хорасан, туда люди тоже идут толпами, но редко кто возвращается обратно. А вот третья дорога… опасная, Кто по ней пойдет, тот навсегда пропадет, и никому нет возврата из тех краев.

Остановились братья и крепко задумались, какой им путь выбрать?

Давайте решим так: один из нас пойдет в Багдад, другой - в Хорасан, - сказал Арин. - А я направлюсь туда, откуда никому нет возврата.

- Хорошо, - согласились братья, а про себя несказанно обрадовались: наконец-то они избавятся от этого придурка. Договорились братья ждать друг друга на этом перепутье, если кто раньше придет, расцеловались на прощание, разошлись и пустились каждый своей дорогой.

Старший брат направился в Багдад. На полпути попался ему караван-сарай, остановился он и призадумался: «К чему мне понапрасну подвергать жизнь опасности? Останусь я здесь, найду себе дело. Авось не пропаду, проживу как-нибудь…«

Средний брат направился в Хорасан. Долго ли он ехал, коротко ли, одной дороге ведомо. Не раз попадал он в беду, пришлось ему продать коня, а потом и доспехи, проел он все деньги и гол как сокол добрался, в конце концов, до Хорасана и нанялся в баню слугой.

Оставим пока старших братьев, пусть они живут, как живется, и обратимся к младшему брату - что о нем слышно?

3

Расставшись с братьями, ехал Арин долго-долго и достиг наконец Сухой Суши, Пустынной Пустыни, где не ходят караваны и не летают птицы Все здесь было красным-красно: земля, деревья, камни, а на ярко-алом небе горело багровое солнце.

Долго ли Арин шел, коротко ли, знают только он да его конь, вдруг засверкал перед его глазами дворец. Дворец этот был сказочной красоты - весь в изумрудах и рубинах, яхонтах и алмазах. Он ослепительно сиял под лучами солнца, словно полыхало до самых небес пламя. И не было у этого дворца ни окон, ни дверей.

«Кто же тут живет?» - подумал Арин. Поглядел вверх, потом вниз - нигде ни души. Вдруг откуда ни возьмись появилась девушка, красивая, как пери, как ясное солнышко, и окликнула его:

- Кто ты, бедный юноша? Мне жаль тебя… Уходи, пока не поздно, не ровен час вернется Красный Дэв.

- Не пугай меня, красавица, - сказал в ответ Арин. - Пусти меня лучше в дом, накорми досыта, дай выкурить горькую трубку, а уж потом стращай Красным Дэвом.

- Послушайся доброго совета, юноша, - сказала красавица, трепеща от страха. - Уходи поскорее!

Но Арин и не думал уходить.

- Кто ты, сестрица? - спросил он. - Что ты делаешь в этом замке без окон и дверей? Кто привел тебя сюда?

- О юноша, я пленница Красного Дэва, - сказала девушка со слезами на глазах. - Он пришел в нашу страну, разорил ее, выкрал меня из дома и взял к себе в плен. Уходи же поскорее из этой кровавой страны! Видишь, от крови тех, кого сожрал Дэв, все вокруг покраснело - земля и небо, деревья и кусты, и даже ясное солнышко.

- Не уговаривай меня понапрасну, сестрица. Я не уйду отсюда, кто бы ни явился, и не оставлю тебя в беде. Я спасу тебя.

- О, господи, - заплакала девушка, - тебя ждет верная смерть! Лучше уж мне остаться навеки пленницей, только бы ты сохранил свою молодую жизнь.

Долго уговаривала и упрашивала его красавица, но дурачок Арин не поддался на ее уговоры.

- Раз так, - сказала девушка, - я спрячу тебя в замке, может. Дэв и не заметит.

- Ну нет! - сказал юноша.- Я ведь ради Дэва и пришел сюда. Ты только скажи, сестрица, откуда он появится.

Не успел он произнести эти слова, как раздался грохот, земля задрожала под ногами, и на вершине горы показался Дэв со своей добычей: в руках у него было два бревна, локтей по шестьдесят каждое, а между ними он зажал разную живность, зверей всех видов и мастей - тигров и львов, баранов и медведей, волков и лис, оленей и ланей. Всех их скопом волочил он в свою крепость. И вся округа оглашалась их душераздирающим воем.

Дэв надвигался, как бурная река, как всепожирающий огонь, и, еще издали заметив юношу, прогремел:

- Кто ты, о земнородный, и как осмелился явиться в мою страну? Неужто не слыхал про меня? Разве на твоем пути не попадались опустевшие села и города, доверху набитые костями ущелья? Впрочем, хорошо, что ты пришел по доброй воле, давно я не пробовал человечьего мяса.

- Отпусти-ка несчастных этих тварей, - сказал Арин и спешился, - а там и потолкуем.

Дэв расхохотался.

- Ах ты ничтожество! - воскликнул он. - Ты еще смеешь разговаривать со мной, который сожрал столько людей! И каких людей - храбрецов, не чета тебе!

- Кто бы я ни был, пришел по твою душу, - сказал Арин, отважно став перед Дэвом.

Рассвирепел Дэв, из его пасти полыхнули огонь и пламя, бросил он всех зверей, что приволок с собой, и кинулся на юношу.

Замахнулся он бревном шестидесяти локтей в длину и ударил так, что затряслась земля и поднялась столбом пыль.

- Жалость-то какая! - посетовал Дэв. - Мокрое место от человека осталось, нечего на зуб положить.

- А ну давай еще! - послышался из клубов пыли голос Арина.

Дэв рассвирепел пуще прежнего.

Отошел он подальше и, разбежавшись, хватил что было сил бревном, да так, что пыль снова заклубилась в воздухе и поднялась столбом над землей.

- Вот жалость-то! - засмеялся Дэв.- Сгинул несчастный, будто его и не было. Хоть бы мизинец остался - на зуб положить.

- Ха-ха-ха! - послышался сквозь клубы пыли голос Арина.

Дэв не переносил смеха.

Смех совсем вывел его из себя, и он разъярился донельзя. Хватил двумя бревнами разом. Дрогнули горы и ущелья, а клубы пыли поднялись столбом, затянули небосвод.

- Вот ведь жалость! - вздохнул Дэв - Даже духу от него не осталось.

Пригнулся он к земле и видит, стоит перед ним Арин цел и невредим.

- Ну, теперь мой черед, - сказал Арин и выпустил в Дэва стрелу.

Завопил Дэв страшным голосом, покатился по земле, выпуская из пасти дым, вместо пламени, и вскоре испустил дух.

Арин отрезал уши Дэва и освободил из плена девушку, заточенную в красной крепости.

Обрадовалась девушка, обвила его шею руками.

- Теперь ты мой, - говорит, - а я твоя, давай поженимся.

- Нет, - ответил Арин. - Мне надо идти дальше. Я должен найти Азаран-Блбула, чтобы наш высохший сад снова зацвел.

- Не надо, не ходи, - говорит красавица, - это тебе не под силу. Женись лучше на мне, и станем жить, как люди живут.

- Нет, - сказал Арин, - ты будешь нареченной моего старшего брата. Я дал обет и должен его выполнить.

Обменялись они кольцами, и Арин снова пустился в путь.

Ехал он все дальше и дальше по Сухой Суши, Пустынной Пустыне, туда, куда не ходят караваны, не летают птицы.

4

Долго ли он ехал, коротко ли, только ему известно да его доброму коню, и очутился в стране, где все было черным-черно: черная земля, черные-пречерные деревья и камни, черное небо, а солнца в тех краях и в помине не было.

Прямо перед Арином чернела крепость с наглухо закрытыми дверями и окнами. Едва держась на ногах от усталости, он спешился и постучался в крепостные ворота. На стук появилась девушка писаной красоты - ни есть не захочешь, ни пить, только на нее глядеть… Словно солнце засняло в черной этой крепости.

Подошла она, неслышно ступая, отперла ворота и стала на пороге.

- Доброго здоровья, красавица-пери, - сказал Арин и поклонился.

- Кто ты, юноша? - грустно воскликнула девушка. - Каким ветром занесло тебя сюда?! Уходи скорее подобру-поздорову, не то не ровен час появится Чёрный Дэв и разорвет тебя на части.

- Пусти меня в дом, сестрица, - сказал Арин, - покорми досыта, дай выкурить горькую трубку, а уж потом стращай Черным Дэвом.

- Не жалко мне, добрый юноша, в дом тебя позвать, накормить да напоить, только уходить тебе надо поскорее, пока голова цела… Знаю, что победил ты Красного Дэва и прошел через его страну, но здесь тебя ждет испытание пострашнее. Черный Дэв пожирает людей без числа и без счета, стирает с лица земли целые страны, обращает их в пепел. У Черного Дэва семь голов и семь пастей.

- Не беда, - говорит Арин, - кто родился на свет, когда-нибудь умрет. Скажи-ка лучше, кто ты и что делаешь в черной этой крепости.

- Ах, добрый юноша, я пленница Черного Дэва, - сказала девушка, заливаясь слезами - Он разорил и сровнял с землей наш край, а меня полонил.

- Не плачь, красавица, - говорит Арин девушке,- я не оставлю тебя в беде. А сейчас покорми меня.

Несказанно удивилась девушка, услыхав, чего он хочет, но пожалела его и позвала наверх.

Накрыла на стол, сели они, поели, попили, и вдруг крепость пошла ходуном.

- Что это? - спросил Арин. - С чего это дом задрожал?

- Ох! - испуганно вскочила девушка. - Это Дэв возвращается домой. Давай-ка я тебя спрячу.

- Прятаться я не стану, - говорит Арин, - я ведь ради Дэва и пришел сюда.

Немного погодя, надвинувшись, как черная гора, показался Дэв. Был он о семи головах. Перед ним бежало несметное множество всевозможной живности. Дэв загнал всех в хлев и поднялся в дом. Увидал юношу и зарычал всеми семью пастями

- Кто ты, о земнородный?! Птица на крыльях не залетает сюда, змея на животе не подползает, как же ты посмел явиться? Неужто не слыхал обо мне?

- Как не слыхать? - сказал Арин. - Я пришел биться с тобой.

- Ха-ха-ха! - рассмеялся Дэв. - И когда же будем биться, сейчас или утром?

- Воля твоя, - ответил Арин.

Дэв и говорит, у них, мол, обычай: вечером гостя потчевать, а утром биться с ним.

- Будь по-твоему, - говорит Арин, - утром так утром.

Потолковали Арин с Дэвом о том, о сем, поели, спать легли. Гостю отвели отдельную комнату.

Проснулся среди ночи Дэв и думает: «Раз он победил моего брата, Красного Дэва, стало быть, и мне надо его опасаться. Зачем ждать до утра? Съем-ка я его сейчас, и дело с концом. Семь лет не лакомился человечиной».

И, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, двинулся Дэв в комнату юноши.

Дом опять пошел ходуном. Юноша проснулся.

«Дэв идет!» - мелькнуло у него в голове. Вскочил он с места, выхватил меч и прижался к стене.

В комнату ввалился Дэв. В предвкушении еды из семи его пастей текла вязкая слюна.

Он с рыком бросился на кровать, где минуту назад лежал юноша, хотел проглотить его. Но как только он очутился на постели, Арин, не мешкая, взмахнул мечом и разом отсек все семь голов Дэва.

Едва Арин обезглавил Дэва, взошло солнце и засияло над черным этим миром. Яркие солнечные лучи разбудили красавицу-девушку. Поднялась она с постели, увидела, что Дэва уже нет в живых, обвила шею Арина руками и сказала:

- Быть тебе вовеки непобедимым, храбрый юноша. Теперь я твоя, а ты - мой. Давай поженимся.

- Нет, - покачал головой Арин, - ты станешь нареченной моего среднего брата.

Обменялись они кольцами. Арин спустился вниз, распахнул настежь ворота хлева и выпустил на волю всех зверей и птиц, пойманных Дэвом.

- Разбегайтесь по своим горам и лесам, - сказал он.

Повскакали животные с мест, обступили радостно юношу, а потом разбежались по своим горам, лесам, долам.

Три дня гостил Арин в крепости, а через три дня надел свои доспехи, взял в руки оружие, оседлал коня и сказал девушке:

- Ну, красавица, оставайся с богом, а мне в путь пора.

- Куда ты? - испуганно спросила девушка.

- Еду я, сестрица, за Азаран-Блбулом.

- Не езжай за ним! - воскликнула девушка. - Из тех краев нет возврата. Не счесть, сколько людей туда ушло, но ни одна душа обратно не воротилась. Послушай меня, не подставляй под удар бедную свою голову.

- Я иду, сестрица, это решено. Мне надо найти Азаран-Блбула, чтобы наш сад снова зазеленел, - сказал Арин.

Сказал и снова пустился в путь.

И снова он ехал по Сухой Суши, Пустынной Пустыне, туда, куда не ходят караваны, не летают птицы.

5

Долго ли он шел, коротко ли, одной дороге ведомо, и пришел, наконец, в неизвестную страну. Куда ни по. гляди - развалины, покрытые человеческими костями. Куда ни ступи - отовсюду слышны душераздирающие стоны.

- Куда ты, глупец?!

- Куда ты, безумец?!

- За верной смертью идешь…

- Возвращайся, пока не поздно, уходи скорей!..

Эти голоса неслись отовсюду. Конь под Арином испуганно шарахался, вставал на дыбы, кусал узду и дрожал всем телом, но Арин ни разу не остановился и не оглянулся назад

- Вперед, вперед, мой Вороной, - говорил он, пришпоривая коня.

И конь бежал вперед, сопровождаемый стонами:

- Куда ты, безумец?!

- Куда ты, глупец?!

- Возвращайся, пока не поздно!

- Ты ступил на землю сорокаглавого Белого Дэва! Голоса неслись отовсюду, но юноша никого не слушал, и его конь безостановочно шел вперед. Внезапно перед глазами Арина выросла белая крепость, а в ней дворец, сложенный из человеческих костей и черепов.

Остановился Арин перед крепостью.

Навстречу ему вышла девушка с золотыми волосами, рассыпанными по плечам, лицом, подобным Весенней розе, и огромными, как солнца, глазами.

Вышла к нему девушка и сказала:

- Пропал ты, бедный юноша… Неужели ты не заметил, что дорога сюда усыпана человеческими костями? Возвращайся обратно, уходи, пока Белый Дэв не пробудился ото сна!

- Сестрица-красавица, - сказал Арин, - пусти меня в дом, досыта накорми, дай выкурить горькую трубку, а уж потом стращай Белым Дэвом.

- Как же мне тебя не пугать, отважный юноша? - вздохнула она. - Смотри, даже дворец сложен из человеческих черепов!

- А тебя он почему оставил в живых? - спросил Арин.

- Ах, юноша, я его пленница. Он стер с лица земли нашу страну, сожрал моих родителей и сестер, а меня силой привез сюда… Уходи, бедный юноша, он вот-вот проснется.

- Мне некуда идти, - сказал Арин. - Я к нему и шел. Сходи-ка лучше разбуди его. Я буду с ним биться.

Отовсюду опять послышались стоны:

- Не сносить тебе головы, юноша!

- Найдешь здесь свою погибель!

- Беги, пока не поздно, пока он не проснулся! Сколько ни взывали к нему голоса, Арин, ни разу не обернувшись, ступил во дворец.

Ступил и увидел котел о сорока ручках, в нем плов из сорока ведер риса, а поверх него сорок кур.

Три дня у Арина маковой росинки во рту не было. Как увидел он плов - у него слюнки потекли. Сел Арин и поел досыта, вытер рот и встал.

Тут проснулся Дэв и спустился вниз.

- Чую, человечьим духом пахнет! Кто тут? Пока до смерти перепуганная девушка собиралась ответить, Арин вышел из комнаты.

- Я,- сказал он.

- Ты кто такой? - удивился Дэв. - Сюда ни птица не долетает, ни змея не доползает, как же ты осмелился явиться ко мне?

- Я пришел биться с тобой.

Белый Дэв сообразил, что прежде чем ступить на его землю, этот юноша убил его братьев, Красного и Черного Дэвов, и только потом явился к нему.

- Ладно, - сказал Дэв, - будь, по-твоему, биться так, биться. Но давай сначала перекусим.

Сели они за стол. Арин ни к чему не притронулся, а Дэв поставил перед собой котел и вмиг очистил его.

- Ну, пошли, - сказал он.

Взял Арин свой меч, сел на коня, и направились они на площадь.

И опять понеслись отовсюду голоса:

- Горе тебе, бедняга!

- Ни за что пропадешь!

- Кому быть первым, мне или тебе? - спросил Дэв.

- Тебе, - ответил Арин, - я же гость. Отступил Дэв на сорок шагов и метнул в Арина свою булаву, словно обрушил огромную скалу. Арин изо всех сил стегнул коня.

Метнулся конь вверх, и булава пролетела под ним. Дэв опять отступил и опять метнул булаву. Конь снова взмыл над ней.

Рассвирепел Дэв, отступил еще дальше и в третий раз метнул булаву.

И снова Арин изо всех сил стегнул коня. И снова конь взмыл вверх вместе с седоком, и булава пролетела под ними.

- Ну, теперь мой черед, - сказал Арин, - стань как должно.

Дэв от ярости долго не мог стать прямо, только рычал, выпуская из сорока пастей дым и чад. Наконец успокоился и стал перед Арином - белый, как гора Масис, огромный, как гора Масис, грозный, как гора Масис.

Отступил Арии на несколько шагов, разогнал коня, поднял меч, налетел, ударил с размаху, и покатились разом тридцать девять голов Дэва.

Покатились по земле отсеченные головы, да тут же стали отрастать новые.

Изумился юноша и снова взмахнул мечом И опять покатились тридцать девять голов.

Но Дэв был жив, и головы у него снова отросли.

- Вот так да! - поразился Арин. - Неужто смерть его не берет?

И тут из крепости послышался голос девушки:

- Не бойся, Арин, отсеки ту голову, что посередке, и больше не бей.

В третий раз сверкнул меч, и одним ударом Арин отсек ту голову, что посередке.

- Ударь еще… - взмолился Дэв, извиваясь.

- Один раз меня мать родила, один раз и бью, - сказал Арин, вытер меч и направился во дворец.

Девушка обвила его шею руками, поцеловала и поблагодарила.

- А теперь, - сказала она, - я принадлежу тебе, а ты - мне.

- Хорошо, но мы будем принадлежать друг другу, когда я достигну своей цели, - ответил Арин.

Три дня он пробыл во дворце, вволю покутил и отдохнул.

На третий день встал он от стола, вздохнул и сказал:

- Я ухожу.

- Куда? - удивилась девушка.

- Наш сад стоит сухой и безжизненный, а я тут пирую. Мне нужно идти.

- Но куда? - переспросила она.

- За Азаран-Блбулом.

- Горе мне! - воскликнула девушка. - Кто идет за ним, живым не возвращается.

- Я должен пойти. Я дал слово и обязан его вы полнить. Мне нужно найти Азаран-Блбула, чтобы наш сад снова зазеленел.

Поняв, что ей не уговорить и не удержать Арина, девушка посоветовала, как найти Азаран-Блбула.

И направился Арин в страну Белого царя.

6

Долго ли он ехал, коротко ли, знают он да его конь. Прискакал он к самой границе Белого царства. Вдруг откуда ни возьмись набросились на него два белых пса, словно два диких зверя.

Бросил Арин им по лепешке, занялись псы едой, а Арин продолжил свой путь.

Подъехал он к крепости Белого царя, огромной, неоглядной, -и конца ей, ни края, а входов и выходов не счесть.

Вошел Арин во дворец и, помня наказ девушки, притворил все открытые двери и отворил все закрытые.

Увидел он волка, перед которым лежала охапка сена, и барана, перед которым лежал кусок мяса.

И волк, и баран так исхудали от голода, что превратились в кожу да кости.

Переложил он еду: волку дал мясо, а барану - сено.

Пошел Арин дальше, вдруг до него донеслись стоны, причитания и плач.

Приблизился он и услышал тысячеголосые стенания, да такие жалостливые и горестные, что Арин не выдержал и вышиб ногой дверь.

Из комнаты высыпало множество пленников, превратившихся в живые мощи. С радостными криками и благословениями они разбежались кто куда…

А наш Арин двинулся дальше и нежданно-негаданно очутился в ослепительно богатом зале из слоновой кости и золота. Там спал сам Белый царь. Он ужасно храпел. Его дыхание вырывалось из груди, как дым из трубы, и все вокруг содрогалось.

Арин подошел и стал у его изголовья. Взглянул на царя, хотел было тут же убить его, но передумал: только бесчестный человек поднимет руку на спящего.

- Пусть себе спит, - сказал он и, приглядевшись, вытащил ключ из бороды царя.

Вытащил Арин ключ и пошел дальше. Отпер дверь последней комнаты. Отпер и остался стоять у порога как вкопанный. Он увидел птицу с крыльями, словно сотканными из золотистого шелка. Сверкающие перья птицы переливались всеми цветами радуги. Этим блеском и радужными красками ярко отсвечивала и переливалась вся комната.

Арин понял, что перед ним Азаран-Блбул - Тысячеголосый соловей.

Очарованный необыкновенным зрелищем, он на мгновение застыл на месте, но вовремя опомнившись, схватил клетку с птицей и выбежал из комнаты.

Не успел он переступить порог, как все вокруг наполнилось голосами:

- Похитили! Похитили!..

- Похитили Азаран-Блбула!

- Открытые двери, поймайте вора!

- Не станем мы его ловить, не станем! - отозвались открытые двери - Мы устали быть закрытыми, а он нас отворил… Пусть себе уходит с богом, и пусть солнце освещает его путь…

- Закрытые двери, поймайте вора!

- Не станем мы его ловить, не станом! - отозвались закрытые двери. - Мы устали быть открытыми, а он нас притворил. Пусть себе уходит с богом, и пусть его жизнь будет радостна!

- Пленники, поймайте вора!

- Не станем мы его ловить, не станем ловить нашего освободителя! - ответили пленники в один голос. - Пусть себе уходит с богом, и пусть путь его будет усыпан цветами!

- Лови его, волк, лови!

- Не стану я его ловить, - сказал волк - Я с голоду умирал, а он мне мяса дал. Пусть себе уходит с богом, и пусть легким будет его путь!..

- Лови его, баран, лови!

- Не стану я его ловить, - сказал баран. - Я с голоду умирал, а он мне сена дал. Пусть себе уходит с богом, и пусть солнце освещает его путь!

- Ловите вора, ловите! - слышалось отовсюду. Но никто не стал на пути Арина.

Вышел Арин из крепости, сел на коня и поскакал что было духу. Долго неслись ему вслед тысячеголосые крики, но Арин, помня наказ девушки, заткнул уши шерстью и до самой границы ни разу не обернулся назад.

7

Долго скакал Арин с Азаран-Блбулом в руках и прискакал, наконец, к своей невесте.

Давайте вместе с ней порадуемся его возвращению. Обняла она жениха, поцеловала, и сердце у нее переполнилось радостью оттого, что он вернулся целым и невредимым. А, узнав, что Арин достиг своего и добыл Азаран-Блбула, она обрадовалась еще больше.

- Спой, милая птица, - попросил Арин, - пусть зазеленеют эти сухие горы.

Едва раздалась первая трель, как покрылось зеленью превращенное в пепел царство Белого Дэва, и сквозь зеленую листву донеслись голоса человеческих костей:

- Будь благословен, храбрый юноша, наконец-то на нас снизошел покой.

- Собирайся в путь, - сказал Арин девушке - Наш засохший сад ждет не дождется Азаран-Блбула.

Собрали они все сокровища Белого Дэва, погрузили на верблюдов, а сами сели на коней и - дзинь-дзинь-дзинь! - двинулись к царству Черного Дэва.

Запел Азаран-Блбул, и зазеленело разрушенное царство Черного Дэва. Взяли они с собой нареченную среднего брата, навьючили на верблюдов все сокровища Черного Дэва и - дзинь-дзинь-дзинь! - двинулись к царству Красного Дэва.

Забрали с собой нареченную старшего брата, все богатства Красного Дэва и снова пустились в путь…

Долго шел караван и достиг места, где братья расстались друг с другом.

На перепутье трех дорог сидел тот же старик.

- Доброго здоровья, дедушка! - сказал Арин.

- Здравствуй, добрый юноша! - узнал его старик.

- Дедушка, не проходили ли по этой дороге мои братья? - спросил Арии.

- Нет, - ответил старик. - Ни одна живая душа здесь не проходила.

- Раз так, - сказал Арин, - присмотри-ка, дедушка, за этими девушками, а я пойду искать своих братьев.

- Ладно, - сказал старик, - присмотрю. Попрощался Арин со всеми и пустился в путь.

В каких только городах не побывал он, где только не искал своих братьев, но все тщетно.

Наконец добрался до Хорасана и постучался к одному хорасанцу.

- Где в вашем городе обитают чужеземцы? - спросил он.

- Найти в нашем городе чужеземца - дело непростое, - сказал хозяин. - Но у нас для них построена церковь. Рано утром ступай в церковь, принеси в жертву пару волов, мясо свари, а потом позвони в колокола. Они узнают, что в церкви служба и жертвоприношение, и сколько ни есть в городе чужеземцев - мигом сбегутся. Если суждено тебе найти своих братьев, то только там.

Наутро, еще затемно, купил Арии семь волов, велел их зарезать, сварить и зазвонил в колокола.

Услыхав колокольный звон, все жившие в Хорасане чужеземцы собрались в церкви. Арин сам раздавал им куски жертвенного мяса. Сотни людей прошли перед ним, но братьев среди них не оказалось.

Еда была уже на исходе, когда Арин заприметил в толпе среднего брата. Он отозвал его в сторону, дал кусок мяса и спросил:

- Узнаешь меня?

- Нет,- признался тот.- Откуда мне тебя знать?

- А чем ты занимаешься? - спросил Арин брата - И где?

- В бане, - ответил тот. - Из печи золу выгребаю. Пошел Арин вместе с братом к банщику.

- Рассчитайся с ним, - говорит, - я его с собой забираю.

- А кем он тебе приходится? - спросил хозяин.

- Братом.

- Какой ты мне брат? - удивился Чарин.

- Я Арин. Чарин не поверил.

- Если ты мой брат, скажи, зачем мы ушли из дому?

- За Азаран-Блбулом. - сказал Арин. - Я его уже добыл.

- А где он? - спросил Чарин.

Арин рассказал брату, что оставил соловья у того самого старика на перепутье, где они расстались.

Тут уж средний брат признал младшего. Поздоровались они друг с другом, как положено.

Снял Арин с брата старую одежду, выбросил ее на свалку, нарядил его во все новенькое, и пустились они в путь.

Вдвоем нашли они старшего брата, сели на коней и поскакали на перепутье трех дорог.

Прискакали и видят: невесты ждут их.

Показал Арин братьям Азаран-Блбула, познакомил каждого с его нареченной.

Но старший брат, Харин, обиделся. «Себе-то, - подумал, - выбрал самую красивую, а нам кто достался?«

Отдохнули они немного, поели-попили, поблагодарили старика, и их караван - дзинь-дзинь-дзинь! - снова двинулся в путь.

8

Есть ли на земле верность и постоянство? Что сильнее, любовь друга или же любовь брата? Кто, друг или брат, будет тебе предан всей душой?

Да будь ты и трижды мудрецом - все равно не ответишь на эти вопросы.

Долго шел караван и добрался, наконец, до синего моря. Прозрачные пенистые волны бились о берег. Бились о берег и неслышно, медленно и размеренно уползали назад.

День был жаркий.

- Давайте искупаемся, - сказал старший брат.

- Ну что ж, - согласились Чарин и Арин.

- Пусть наши невесты продолжат путь, - сказал старший брат, - а мы искупаемся и догоним их.

Девушки, взяв Азаран-Блбула, двинулись с караваном дальше. А братья разделись и полезли в воду.

Пенистые морские воды мерно бились о берег. Старший брат подплыл к среднему и сказал:

- Давай утопим Арина, а соловья отвезем отцу сами.

- Нет, - сказал Чарин, - как-никак он нам род

ной брат, жалко. Давай лучше свяжем его по рукам и ногам, выколем. глаза, и пусть он тут остается.

- Это ты хорошо придумал, - сказал Харин. Вылезли братья из воды, набросились на младшего, связали его по рукам и ногам, бросили наземь, выкололи глаза и, швырнув его одежду в воду, оставили беспомощного Арина на произвол судьбы. Увидев братьев, девушки спросили:

- А где же Арин?

- Арин? - понурил голову старший брат - Эх, зачем только мы полезли в море? Не иначе, черт попутал… Утонул наш Арин…

- Как мы ни старались, не смогли его спасти, - добавил печальным голосом средний брат.

Запричитали девушки, заплакали. И больше всех горевала невеста Арина. Успокоили братья девушек, утешили, и вскоре караван - дзинь-дзинь-дзинь! - снова тронулся в путь.

9

Караван был еще на подступах к городу, когда до царя дошла весть, что сыновья возвращаются, и возвращаются не с пустыми руками - везут Азаран-Блбула.

Царь встретил сыновей со всеми почестями - во главе свиты, вооруженного войска и многочисленной толпы.

Поклонились друг другу отец и сыновья, а потом под звуки песен и торжественные возгласы вступили в столицу. Дома в городе опустели. На кровлях теснились люди. Даже дряхлые старики вышли на улицу, чтобы увидеть Азаран-Блбула.

- Слава храброму Харину!

- Слава храброму Чарину!

- Слава Азаран-Блбулу!

Войско и народ шумным бурным потоком направились в храм.

Поставили клетку с Азаран-Блбулом на возвышенность. Только тут царь спросил сыновей, куда подевался Арин?

- Он утонул в море, отец, - с печалью в голосе отвечали братья.

- А кто эти красавицы?

- Вот эта, - отвечал старший брат, - моя нареченная, другая - нареченная Чарниа, а третья, - показал он на невесту Арина, - будет твоей служанкой.

- Нет! - сказала девушка. Тут царь призадумался.

- Вижу, - сказал царь, - нет между вами мира и согласия. Ну да ладно. Тот, кто нашел Азаран-Блбула, пускай заставит его спеть.

- Я! - шагнул вперед Харин.

- Ты так ты, - сказал царь. - Пусть он споет, и наш сад, спустя семь лет, зазеленеет.

Поднялся Харин на возвышенность. Народ и войско снова возликовали, снова раздались рукоплескания и громкие восклицания:

- Слава Харину! Слава Харину!

- Слава Азаран-Блбулу!

Подошел Харин к соловью, поклонился ему и сказал:

- Спой, Азаран-Блбул, и пусть наш сад снова зазеленеет.

Грустно тряхнула головой птица и не издала ни звука.

Шагнул вперед средний сын, Чарин.

- Теперь ты видишь, отец, что Азаран-Блбула нашел я.

- Ты так ты, - сказал царь. - Заставь его спеть, и пусть наш сад, спустя семь лет, зазеленеет.

Поднялся Чарин на возвышенность. Народ и войско снова возликовали, снова раздались рукоплескания и громкие возгласы:

- Слава Чарину! Слава Чарину!

- Слава Азаран-Блбулу!

Подошел Чарин к соловью, поклонился ему и сказал:

- Спой, Азаран-Блбул, и пусть наш сад снова зазеленеет.

И опять грустно тряхнула головой птица и не издала ни звука, смолкли смех и рукоплескания. Народ стоял в растерянности. А сад так и остался высохший.

Азаран-Блбул стал чахнуть на глазах, роняя свои изумрудные и рубиновые перья.

Пусть наши герои пока побудут здесь, а мы узнаем, как сложились дела у младшего брата, Арина.

10

Над морем, прозрачные волны которого бились о берега, пролетала стая белых птиц. Старая мать со своим выводком. Вытянувшись цепочкой, птицы низко летели над морской гладью. Их дорога пролегала в дальние края. Курлыча, они мерно взмахивали крыльями.

Летели они долго, а когда добрались до берега, птенцы вдруг запищали«.

- Смотри, матушка, кто это лежит у воды? Старая мать, повидавшая на своем веку много стран и знавшая много людей, сказала:

- Младший сын царя, детки.

- А почему он тут лежит? Вещая птица сказала:

- Братья связали его по рукам и ногам, выкололи глаза и бросили на произвол судьбы.

- Бедняжка, как его жалко! - хором запищали птенцы. - Можно ли ему помочь?

- Отчего же нельзя? - сказала мать. - Я стряхну из своего крыла перышко, а он должен вложить выколотые свои глаза - они лежат рядом - в глазницы и провести по ним этим пером.

- А веревки?

- Это уж ваша забота. Подлетите к ному, развяжите узлы и сорвите с него путы.

Подлетели птицы к Арину и принялись клювами развязывать и срывать веревки, опутавшие его руки и ноги.

Высвободившись от уз, Арин нащупал свои лежавшие рядом глаза, вложил их в глазницы и провел по ним птичьим пером.

И словно пробудившись от тяжкого сна, юноша широко распахнул ресницы и увидел белый свет. Поднялся Арин с земли и не успел даже поблагодарить своих спасителей - стая уже летела над пенистыми гребнями моря…

И направился Арин один-одинешенек в город, где царствовал его отец. Но он был раздет и постеснялся явиться в таком виде во дворец.

«Наймусь-ка я слугой, заработаю денег, куплю платье, тогда и на людях не стыдно будет показаться», - решил он.

Пошел Арин к пекарю.

- Доброго здоровья, хозяин, - сказал он. - Возьмешь меня в работники?

- Возьму, отчего не взять, - сказал пекарь. - Мне как раз нужен слуга, таскать воду да колоть дрова.

Сговорились они, и стал Арин пособлять пекарю. Воду таскал, дрова колол, топил очаг - зарабатывал себе на кусок хлеба.

Так прошел месяц. Однажды в городе поднялся страшный переполох, отовсюду доносились крики и плач.

Горожане в страхе разбегались кто куда.

- Что стряслось, хозяин? - спросил Арин.

- Живешь себе не тужишь и ведать ни о чем не ведаешь, - сказал пекарь. - Белый царь собрал всех своих дэвов и осадил город.

- А чего это он вдруг явился? - сказал Арин.

- Чего да чего… вот дурень! Наши царевичи отняли у Белого царя Азаран-Блбула и привезли сюда. Вот он и явился - требует выдать злодея, который отнял у него соловья.

- Раз такое дело, - сказал Арин, - сходи-ка ты, хозяин, к царю да попроси у него лучшего скакуна. Сяду я на него и поеду держать ответ перед Белым царем.

- Гляньте-ка на него! - от души расхохотался пекарь. - Вот кто, оказывается, будет держать ответ перед Белым царем! Это дело царских сыновей. А ты всего-навсего голодранец.

Сказал это пекарь и, посмеиваясь, вышел. За ним поспешил Арин.

Видит, скачет его старший брат Харин держать ответ перед Белым царем.

- Куда направляешься, царевич? - спросил Арин.

- Далеко, - сказал Харин - Не видишь, голодранец, что Белый царь осадил город. Он требует того, кто отнял у него Азаран-Блбула.

Огрел Арина плетью и был таков.

11

Ехал Харин, ехал и очутился за городской стеной.

А как очутился за городской стеной, перед его взором предстало такое зрелище: все поле белым-бело от белых шатров Белого царя, белого войска и белых коней И отовсюду слышится шум, хохот дэвов, конское ржание.

Увидел это Харин, и сердце его сжалось от страха. Не мешкая, повернул он коня вспять, воротился в город, спешился и поспешил спрятаться подальше от людских глаз.

- Ох, пропал наш Харин, - сказал царь, увидев брошенного посреди улицы коня. - Теперь, Чарин, твой черед держать ответ перед Белым царем. Ты привез Азаран-Блбула, тебе и ответ держать.

Надел Чарин доспехи, взял в руки оружие, сел на коня.

Навстречу ему Арии.

- Куда собрался, царевич?

- Прочь с дороги, скотина! - крикнул Чарин. - Не слыхал, что Белый царь требует к себе того, кто отнял у него Азаран-Блбула? Я еду держать перед ним ответ. Прочь с дороги!

Огрел Арина плетью и поскакал дальше.

Прискакал он в поле, и такое зрелище перед его взором предстало: все поле белым-бело от белых шатров Белого царя, белого войска и белых коней. И отовсюду слышится шум, хохот дэвов, конское ржание.

Чарин так и застыл на месте.

Со страха отнялся у него язык. Не мешкая, повернул он коня вспять и поскакал во весь дух в город. Бросил он коня, а сам схоронился подальше от людских глаз.

Белый царь ждал-ждал и, никого не дождавшись, снова послал гонца с грамотой: «В последний раз требую немедля выдать мне того, кто отнял у меня Азаран-Блбула. Иначе не пощажу здесь ни одной живой души, камня на камне не оставлю!«

И снова скорбь, и печаль завладели городом.

И снова страх обуял всех.

И снова народ пытался спастись бегством.

- Горе нам!

- Погибель наша пришла!

- Пропади пропадом этот соловей!..

- Чтоб ему света белого не видать, этому соловью!

Арин колол тем временем дрова и, увлекшись работой, ничего не слыхал, ничего не видал. Вдруг видит, бежит хозяин и, не переводя духа, норовит залезть прямо в тонир.

Не выдержал Арин, рассмеялся.

- Что ты делаешь, хозяин?

- Тихо, дурья твоя голова! - цыкнул на него пекарь. - Не ровен час появится Белый царь, камня на камне тут не оставит. А ты себе дрова колешь…

- Белый царь? А что же царевичи, не держали перед ним ответ?

- Какой еще ответ! Лучше подумай, дуралей, как свою шкуру спасти!

- Ну, нет, хозяин, так не пойдет, - сказал Арин. - Сходи-ка ты лучше к царю и скажи, пускай он даст мне коня. Я сам поеду к Белому царю…

- Убирайся, дурак! - крикнул в сердцах хозяин и забрался в тонир. - Царские сыновья и те ничего не смогли поделать, а ты-то кто?

Между тем народ толпами разбегался кто куда, проклиная и Азаран-Блбула. и его добытчика.

Как услыхал это Арин, не выдержал. Сам явился пред очи царя, поклонился ему и сказал:

- Долгих лет жизни тебе, великий государь, прикажи дать мне коня - поеду держать ответ перед Белым царем.

Не узнал старый царь младшего своего сына.

- Ну что ж, - сказал он, - если хочешь, попытай счастья… Сходи сам в конюшню, выбери коня и, коли сможешь, держи ответ перед Белым царем.

- Долгих лет жизни тебе, великий государь, - сказал Арин, - давай с тобой уговоримся.

- О чем, смелый юноша?

- Коли удастся мне дать Белому царю достойный ответ и он уйдет, не причинив нашему городу вреда, уступи мне на три дня царский трон. Кого захочу - помилую, кого захочу - судить буду.

Недолго думая, царь согласился и скрепил свое согласие подписью.

Положил Арин грамоту за пазуху, взял лук и стрелы, оседлал коня и поскакал.

Прискакал он в лагерь Белого царя. А царское войско пирует: едят, пьют, смеются, кони ржут.

- Где тут ваш царь? - спросил Арин.

- Во-он там, в белом шатре.

Подъехал Арин к белому шатру. Зашел и, не поклонившись, стал перед Белым царем. Рассердился на него Белый царь:

- Ты, почему не кланяешься?

- Не умею.

- Ладно, - сказал Белый царь.- Ты и есть младший сын царя?

- Да.

- Это ты украл моего Азаран-Блбула?

- Я.

- А ну-ка расскажи, как это тебе удалось? Рассказал Арин все, как было. Рассказал то, о чем я вам поведал.

- А теперь как украл, так и верни его обратно. Не то останется от вашего царства одно пепелище.

Засмеялся Арин.

- Ишь чего захотел! Держи карман шире! И не подумаю. Давай лучше биться!..

Цари терпеть не могут, когда им в лицо смеются. Рассвирепел Белый царь, выпустил изо рта огонь и дым, чтобы испепелить юношу.

Но Арин натянул тетиву и выпустил в него стрелу. Со свистом полетела стрела.

Закричал Белый царь страшным голосом и покатился по земле.

Страшный его крик переполошил всех, и дэвы - стар и млад - пустились наутек, кто на коне, кто пешком.

Убрались они восвояси, в Сухую Сушь, Пустынную Пустыню, туда, где не ходят караваны и не летают птицы.

12

Весть о победе Арина достигла царя. Вышел царь навстречу Арину во главе вооруженного войска, огромной толпы народа и хора, который славил храброго юношу.

Шли Арин и царь навстречу друг другу, а встретившись, отвесили один другому поклон. Звуки труб, рукоплескания и ликующие возгласы толпы смешались воедино.

- Слава тебе, слава!

- Слава храбрецу!

Арин поднял на царя глаза.

- Не узнаешь меня, отец?

- Нет, - сказал царь, - не узнаю.

- Я же твой сын, Арин. Царь не поверил.

- Если ты и вправду мой сын, заставь Азаран-Блбула запеть, пусть наш высохший сад снова зазеленеет.

Войско и парод направились в храм.

Заключенный в клетке, зачахший и жалкий, сидел Азаран-Блбул в холоде и мраке.

Арин вошел в храм, поднялся на возвышенность, стал перед Азаран-Блбулом, поклонился ему, а потом открыл клетку и, выпустив птицу на волю, сказал:

- Спой, Азаран-Блбул, и пусть наш сад снова зазеленеет…

И не успел он договорить, как соловей захлопал крыльями и запел.

И едва зазвучали его трели, как на глазах у всего народа высохший сад надел свой изумрудный наряд: распустились деревья и кусты, раскрылись цветы, воздух наполнился многоголосым хором давно умолкших птиц, и на их голоса пробились из глубины земли, сквозь камни новые ростки и новые цветы, и весело зазвенел фонтан.

И лишь тогда царь узнал младшего сына и обрадовался так, как не радовался никто на свете, а вместе с ним обрадовался и весь народ.

- Уговор дороже денег, отец, - сказал Арин. - Теперь я три дня буду править страной.

- Будешь, сынок, - сказал отец, - и не три дня, а всегда.

Сел Арин на царский трон и призвал на суд старших братьев.

Явились Харин и Чарин в царские покои и стали молить младшего брата простить их злодеяние.

- Как мне их наказать, отец? - спросил Арин!

- Воля твоя, сынок. Власть отныне в твоих руках.

- Вы меня не убили, значит, и я вас не казню. Вот мое решение: берите своих жен и уходите из нашей страны. И пока я жив, не вздумайте сюда вернуться.

Так решил Арин, а его братья, опозоренные и посрамленные, оставили отчий дом, оставили свою страну и ушли с женами далеко-далеко, на чужбину.

Арин стал царствовать на отцовской земле. И сад, всегда недоступный народу, распахнул свои ворота перед каждым прохожим.

Созвал молодой царь весь народ до последнего нищего.

- Вам запрещалось входить в этот сад. Теперь он ваш. Пользуйтесь его дарами, и цветами, и плодами, и родниками. И да не будет на нашей земле нищих и бедняков, и да не услышим мы их проклятий!

Так повелел царь… И с этого дня веселые толпы людей гуляли в царском саду под тенистыми деревьями, по густой бархатной траве, у весело бьющих фонтанов и студеных ключей, срывали плоды и наслаждались изумительным их вкусом.

А посреди сада Азаран-Блбул без устали пел с раннего утра и до самой ночи.



На главную - Зорьян Стефан - Азаран-Блбул

Возможно вам будет интересно