Мир сказок
Мир сказок

На главную - Венгерские сказки

Венгерские сказки

Было ль, а может, и не было, жил на свете молодой пастух, жил не тужил - да и с чего бы ему тужить, ежели пас он собственную отару, а в той отаре было овец девяносто девять голов да три златорунных барана. Вся отара была хороша, а уж этим трём баранам в целом свете равных не сыскать, сам король таким позавидовал бы. Но и пастух цену им знал, берёг как зеницу ока. Даже спал, словно заяц, вполглаза; одним глазом спит, другим за баранами приглядывает.
Но вот настала зима, надо с овцами в загон возвращаться, да вот беда: плохие в том году уродились травы, нет сена нигде. Что делать? Пропадут и овцы, и бараны златорунные от бескормицы! "Нет,- думает пастух,- сиднем сидеть да охать - делу не подмога, погоню отару куда глаза глядят, может, и найду места побогаче, прокормлю животных до весны".
Двинулись они в путь. Впереди три барана златорунных бредут, блеют жалобно, ведь два дня уже клочка сена не видели. Долго ли шли, коротко ли, пришли в лес дремучий. А посреди того леса - большая-пребольшая поляна, и по всей поляне стога сена стоят, столько их там было, что не сосчитать.

читать далее



Расскажу я вам сказку про одного портного. Был портной беден, как церковная мышь. Впрочем, пожалуй, мышь церковная победнее. У портного-то была хотя бы иголка, да тупые ножницы, да жена беззубая, да еще дети, ох и много детей, больше чем дырочек в сите. Ели не каждый день, даже мамалыгу лишь по воскресеньям варили, и то не всякое воскресенье. И все же в какое-то воскресенье случилось, что малая крошка от мамалыги на столе осталась; сразу мухи налетели роем, еще бы миг - и мамалыги как не бывало. Не растерялся портной, к тому же и рассердился на мух - зачем его объедают! - ударил ладонью по столу, двадцать мух сразу прихлопнул, лежат все вверх лапками.
«Эге, а сила-то у меня, оказывается, богатырская, - удивился себе самому портной.- Вот уж не думал, право! Ну, коли так, ура мне, ура! Пойду по свету удачи искать».
Вырезал он дощечку тонкую, написал на ней большущими буквами: Раз ударил - двадцатерых нету!

читать далее

Жил однажды король с тремя сыновьями. Король этот всю свою жизнь только и делал, что охотился, ни о чем другом знать не желал. И сыновей с малых лет к охоте приучал, всегда и всюду с собой брал; королевичи каждый уголок в его угодьях охотничьих знали, все снежники, все урочища облазили. Только в одно заповедное место отец ни за что их пускать не хотел. Называлось оно Черное урочище, далеко в горах пряталось. Молодым королевичам любопытно - что за Черное урочище, какое оно? Да только напрасно сыновья просили отца, уговаривали - запретил он им в том угодье охотиться.
Но время шло, летело, помер старый король. Сыновья схоронили его честь по чести, потом стали совет держать, что дальше-то делать. И решили, не мешкая, на Черное урочище податься: не терпелось им поглядеть, что это за невидаль такая, отчего покойный отец строго-настрого запрещал им всегда в тех краях охотиться.
Ну, взобрались братья на Черное урочище, огляделись - все вроде бы спокойно, - стали дичь искать. Ходили, бродили, в засаде стояли не шелохнувшись, только глазами по сторонам водили, а все без толку - хоть бы пигалицу какую увидели! Старший брат и говорит:

читать далее



Было это там, где и не было, за морем аккурат да ещё три шага назад, где поросёнок - хвост закорючкой землю рыть своих братцев учит... Жил в тех краях один бедняк. А детишек у него было, что дырочек в сите, даже на одного поболе.
Детей-то у него хватало, а вот как их вырастить? Только и было имущества у бедняка, что два вола с горошинку: малюсенькие - от земли не видно.
И так и эдак ломали голову бедняк с женой. Что делать, как детей прокормить?
С горькой думой и спать ложились, с нею и подымались чуть свет. Кажется, всё испробовали, испытали, а только ни в чём не было им счастья-удачи. Э-эх, так оно ведётся на свете: у бедняка и счастье бедняцкое.
Однажды бедняк говорит жене:

читать далее

Жил на свете бедный человек. Не было у него ничего, кроме белой лошади. Зарабатывал он на хлеб тем, что гонял свою лошадь на мельницу, впрягал её там в привод, она послушно шла по кругу и двигала привод, а за ним вращались жернова. День-деньской молола мельница зерно, день и ночь работал бедняк на своей лошади. Очень это надоело бедной лошадке, и она сказала хозяину:

- Хозяин ты мой хороший, почему это другие люди двух лошадей запрягают в привод и только ты меня запрягаешь не в пару? Я маюсь на этой мельнице одна. Целый день хожу по кругу, вращаю тяжёлый мельничный жёрнов.

- Лошадка моя, - ответил ей бедняк, - причина тут простая. Ведь у меня не то что коня или мелкой скотины - букашки и той нет, чтобы припрячь к тебе.

читать далее

Было у одного ткача две жены, и от каждой жены - по дочери. Одну из дочерей звали Счастливка, а другую - Несчастливка. Ткач любил больше старшую жену и ее дочь Счастливку. Эта старшая жена и ее дочь ничего не делали по хозяйству, только сидели да ели. Несчастливка же и ее мать сучили пряжу, убирали дом, а к концу дня получали немного рису да попреки со всех сторон.

И вот ткач умер. Старшая жена припрятала все его сбережения и стала жить со своей дочерью отдельно. Она то и дело таскала с рынка либо рыбью голову, либо огромную тыкву, стряпала лакомые блюда и потчевала ими дочь.

А Несчастливка с матерью день и ночь пряли пряжу, ткали полотенца, а то и простую холстину. За эту тяжелую работу им перепадал иногда грош, иногда полтора, так что жили они впроголодь.

читать далее

Давным-давно, может, тысячу лет тому, подружились лев, волк и дикий кабан. Отправились три приятеля счастье ловить. Куда ни придут, прочему зверью от них нет житья. Режут дружки всех подряд, без разбору, бесчинствуют. Видят, что никто их осилить не может, чваниться стали.

Однажды лев прорычал:

- Интересно, есть на свете кто-то такой, чтобы нас троих победил?

- Есть, а как же! - сказал волк и даже хвост поджал.- Человек!

читать далее

Жил однажды бедный человек, и было у него сыновей что дырочек в сите, даже на одного больше. Днем и ночью горевал бедняга: что ему делать с детьми, очень уж много их, не перечесть. Никак не мог он придумать столько ремесел, чтобы каждому что-нибудь другое досталось. Дело в том, что старший сын на мясника выучился, но такого про свое ремесло нарассказал, что из братьев никто уже в мясники не пошел; и каждый следующий отбивал у остальных охоту к своему ремеслу; вот и вышло, что каждому что-нибудь другое требовалось.

А младшему и вовсе никакого ремесла не осталось, все до него разобрали.

Отец говорит ему:

читать далее

Было оно или не было, за семьюдесятью семью государствами, по сю сторону моря дальнего жил однажды бедный дровосек. Бедный был, как церковная мышь, даже еще беднее. С рассвета до заката в лесу деревья валил, а на обед да на ужин ничего, кроме ломтя черствого хлеба, заработать не мог.

Вот сидит он однажды под деревом, хлеб жует, вдруг видит, откуда ни возьмись, стоит перед ним седой старик.

- Дай,- говорит,- и мне хлебушка.

- Как не дать,- улыбнулся дровосек,- вижу я, что твоя милость и меня беднее.

Разломил он хлеб пополам и одну половину дал старику.

читать далее

А вот еще было там, где и не было, да не так уж чтоб далеко - в Голубином селе, жил-поживал бедный пастух, молодец из себя каких мало. Не было у парня ничего на свете, одна только палка да хитрющая коза-вещунья. И, чтоб вы знали, парень без труда управлялся с целой сотней чужих овец, а с этой своей козой ну никак сладить не мог. Бедовая животина все норовила от стада отбиться, своей дорогой идти, порядка знать не желала. Уж парень всяко ее учил, да без толку. Мучился он так, мучился, а потом не выдержал, схватил свою палку и пустил ее что было силы козе в бок. Коза - бе-е! - да еще дальше скок! Парень за палкой, а ее и нет нигде - вот чудо-то! - как сквозь землю провалилась.

читать далее

Было ли где, не было, за семьюдесятью семью странами-государствами и еще на вершок подале жил-поживал белый король, и были у того короля три красавца сына. Все три молоденькие, статные и пригожие, да только отец им не радовался, словно бы их и не было. Целые дни напролет в королевской опочивальне просиживал у семьдесят седьмого оконца дворца своего - глаз не спуская, глядел на восток, словно бы ждал кого-то оттуда. А кого ждал и ждал ли, про то ни одна живая душа знать не знала, только видели домочадцы: один глаз короля беспрерывно плачет, а другой глаз смеется. Королевичи часто между собой судили-рядили: отчего это батюшка король сторонится всех, главное же - отчего один его глаз плачет, а другой смеется?

- А давайте спросим его,- старший сказал.

читать далее

Было ли, не было, отсюда за семьюдесятью семью государствами жила бедная женщина. Был у нее единственный сын, да только и его-то она не всякий день накормить могла. Она бы и накормила - было бы чем. Однажды встал сын от пустого стола и говорит:

- Не хочу я, матушка, в нищете жизнь коротать, дома сиднем сидеть, пойду по свету, поищу счастья.

Заплакала бедная женщина: единственный сын у нее и того лишиться приходится. Не скажешь ведь: останься, сынок, родненький мой, в молоке да масле купать тебя стану, в тепле да в холе держать, - откуда у нее молоко да масло, откуда дровишки, чтоб огонь развести?..

читать далее

А было это там, где и не было, за семьюдесятью странами-государствами, жил в тех краях бедный человек. Жена попалась ему раскрасавица, а вот детишек не было у них ни единого. Уж как они молились, к богу взывали, с тем и спать ложились, с тем и вставали.

- Господи, господи, благослови ты нас дитятком, пусть хоть малюсеньким, пусть хоть с горошинку.

Но не доходили, видать, до бога их молитвы.

Ну, время идет, у бедняка на сердце кошки скребут, жена его и вовсе горюет. Но вдруг как-то утром она говорит:

читать далее

Жил на свете бедняк, и ничегошеньки у него не было, зато детишек было больше, чем дырочек в сите. Никак не мог бедняк детей прокормить - один день поедят кое-как, а другой день и вовсе так. Горюет бедняк, не знает, что ему делать.

- Подросли ведь уже, не маленькие,- твердит отец сыновьям, - ступайте наймитесь к кому-никому в услужение.

Да только сыновья выросли один другого ленивей, все норовили за отцовой спиной отсиживаться. Хотя все, дане все. Самый малый дельный был паренек, не мог он глядеть на то,как братья его день-деньской баклуши бьют.

читать далее

Жил однажды бедняк, и был у него сынок маленький. Очень они были бедные. Бедняк едва-едва зарабатывал семье на пропитание.

Когда мальчик подрос и набрался ума, сказал отцу:

Хочется мне, батюшка, по свету работу себе поискать.

- Ох, сынок, - ответил отец, - молод ты еще.

- Ничего, батюшка, сколько смогу, столько и наработаю.

- Что ж, сынок, ступай, коли так, - говорит отец. - Только жалею я тебя, уж больно ты молод.

читать далее

<< < 1 | 2 | 3 > >>

На главную - Венгерские сказки

Возможно вам будет интересно