Мир сказок
Мир сказок

На главную - Линдгрен Астрид

Линдгрен Астрид

Сейчас я открою вам одну тайну, о которой, кроме меня, никто не знает. У меня есть сестра-близнец.  Но только никому об этом не говорите! Даже мама с папой этого не знают. Потому что давным-давно, когда мы с сестрой родились, - это было семь лет назад - сестра тотчас же убежала и спряталась за большим розовым кустом, который растёт в самом дальнем уголке сада. Представляете, она могла бегать в такую даль, хотя только ещё родилась!

Хотите знать, как зовут мою сестру? Вы, конечно, думаете, что её зовут Лена, или Биргитта, или ещё как-нибудь обыкновенно. Но это вовсе не так. Её зовут Ульва-Ли. Произнесите это имя много раз подряд - и вы услышите, как красиво оно звучит: Ульва-Ли, Ульва-Ли, Ульва-Ли.

читать далее

Бертиль стоял у окна и смотрел на улицу. Там было противно, холодно и сыро. Начинало смеркаться. Бертиль ждал, когда мама с папой вернутся домой. Он замечал их издали, от самого уличного фонаря. Он с таким напряжённым вниманием смотрел на этот фонарь, что даже странно было, почему родители до сих пор не показываются, ведь он так их ждёт. Мама почти всегда приходила чуть-чуть, раньше папы. Но, конечно же, ни один из них не мог прийти домой, пока на фабрике не закончится их смена. Каждый день мама с папой уходили на фабрику, и Бертиль сидел дома один. Мама оставляла ему обед, чтобы он мог поесть, когда проголодается. А вечером, когда мама с папой приходили с работы, они ужинали все вместе. Но вот обедать в одиночестве было ни капельки не интересно. А представляете, какая скучища - целый день слоняться по квартире? И даже не с кем поболтать. Ну, разумеется, он мог выйти во двор, поиграть с ребятами, если бы захотел, но сейчас, осенью, была такая нудная погода, что все дети сидели по домам.

читать далее

- Нет в лесу никаких разбойников! - крикнул Петер и помчался вверх по лестнице бабушкинского белого дома. - Нет в лесу никаких разбойников!

Он играл на улице с мальчишками Янссон. Но начинало смеркаться, и уже по крайней мере полчаса назад бабушка высунулась из окна и позвала его домой.

Петер размахивал деревянным мечом и стрелял из игрушечного пистолетика. У бабушки было здорово! А играть с мальчишками Янссон куда веселее, чем с другими ребятами там, дома.

- Нет в лесу никаких разбойников! - в кухне бабушки не было.

читать далее



А теперь всем, кто хочет меня послушать, я расскажу об одном маленьком смоландском мальчике, которого звали Самуэль Август. Нет-нет-нет, как же можно нарекать маленького мальчика таким большим именем! Однако родители Самуэля Августа именно так и сделали.

Конечно, это случилось давно, давным-давно, ещё до того, как маленьких мальчиков стали называть Ян, или Крисгер, или Стефан. Ну что ж, Самуэль Август - так Самуэль Август!

В тот день, когда крестили Самуэля Августа, в Смоланде выпало так много снега, что занесло все пути. Ехать приходилось наугад, там, где, казалось, под снегом была дорога. Родители Самуэля Августа не сомневались, что предприняли грандиозное путешествие, отправившись со своим орущим чадом на санях в такую даль - в церковь. Может, поэтому им и пришло в голову дать ему столь длинное и помпезное имя.

читать далее

Сальткрока - это утопающий в алых розах шиповника и белых гирляндах жасмина остров, где среди серых щербатых скал растут зеленые дубы и березки, цветы на лугу и густой кустарник. Остров, за которым начинается открытое море. Чтобы на него попасть, нужно несколько часов плыть на белом рейсовом пароходике «Сальткрока I». На нем то и отправилась в один прекрасный июньский день семья коренных стокгольмцев по фамилии Мелькерссон: отец и четверо детей, чтобы провести незабываемые летние каникулы...

читать далее

Давным-давно, в годы скудости и нищеты, на одном бедном крестьянском хуторе, что стоял в самой чаще леса, заболел мальчик. Звали мальчика Нильс, а хуторок назывался Эка. В те времена повсюду мелькало много подобных хуторков, таких же маленьких и сереньких, как Эка, и таких же бедных.

Единственно, чем богаты были подобные хуторки, так это детьми. Но таких детей, как Нильс, было там не слишком много. И вот теперь он тяжело заболел, и его мать боялась даже, что он умрёт, поэтому она положила его в горницу, самую лучшую в доме комнату, куда в будни никто из её детей и носа не смел показать. Он впервые в жизни лежал на кровати не с кем-нибудь из братьев, а совершенно один.

читать далее

На окраине одного маленького шведского городка вы увидите очень запущенный сад. А в саду стоит почерневший от времени ветхий дом. Вот в этом-то доме и живет Пеппи Длинныйчулок. Ей исполнилось девять лет, но, представьте себе, живет она там совсем одна. У нее нет ни папы, ни мамы, и, честно говоря, это имеет даже свои преимущества - никто не гонит ее спать как раз в самый разгар игры и никто не заставляет пить рыбий жир, когда хочется есть конфеты.

Прежде у Пеппи был отец, и она очень его любила. Мама, конечно, у нее тоже когда-то была, но Пеппи ее уже совсем не помнит. Мама умерла давно, когда Пеппи была еще крошечной девочкой, лежала в коляске и так ужасно кричала, что никто не решался к ней подойти. Пеппи уверена, что ее мама живет теперь на небе и смотрит оттуда сквозь маленькую дырочку на свою дочку. Поэтому Пеппи часто машет ей рукой и всякий раз приговаривает:

читать далее

Однажды в веселый весенний день солнце сияло, птички пели, но лужи еще не высохли, Томми и Анника прибежали к Пеппи. Томми захватил с собой несколько кусков сахара для лошади, и они постояли с Анникой минутку на террасе, чтобы похлопать лошадь по бокам и скормить ей сахар. Потом они вошли к Пеппи в комнату. Пеппи еще лежала в постели и спала, как всегда положив ноги на подушку, а голову накрыв одеялом. Анника потянула ее за палец и сказала:

- Вставай!

читать далее

Городок наш, как вы знаете, небольшой, зато очень уютный - узенькие улочки, мощенные булыжником, невысокие аккуратные домики с палисадниками и много-много цветов. Всякий человек, который случайно попадал в город, не мог не подумать, что здесь, наверное, очень спокойно и приятно жить. Правда, особых достопримечательностей у нас нет, только два места достойны внимания приезжих: краеведческий музей да старый курган - и все. Впрочем, жители города очень гордятся этими достопримечательностями и поэтому повесили указатели, чтобы каждый приезжий знал, куда ему прежде всего следует идти. На одной стрелке написано крупными буквами: «К краеведческому музею»; на другой - «К кургану».

читать далее

Слушал кто-нибудь радио пятнадцатого октября прошлого года? Может, кто-нибудь слышал сообщение об исчезнувшем мальчике? Нет? Так вот, по радио объявили:

«Полиция Стокгольма разыскивает девятилетнего Бу Вильхельма Ульсона. Позавчера в шесть часов вечера он исчез из дома на улице Упландсгатан, тринадцать. У Бу Вильхельма Ульсона светлые волосы и голубые глаза. В тот день на нем были короткие коричневые штаны, серый вязаный свитер и красная шапочка. Сведения о пропавшем посылайте в дежурное отделение полиции».

Вот что говорили по радио. Но известий о Бу Вильхельме Ульсоне так никогда и не поступило. Он исчез. Никто никогда не узнает, куда он девался. Тут уж никто не знает больше меня. Потому что я и есть тот самый Бу Вильхельм Ульсон.

читать далее

Этот рассказ - об огромное быке по прозвищу Адам Энгельбрект, который давным-давно, в один пасхальный день, вырвался вдруг на свободу. Он, вероятно, и по сей день бродил бы на свободе, если бы не… Впрочем, сейчас вы услышите обо всём по порядку.

Адам Энгельбрект был настоящим великаном среди быков, а жил он в Смоланде, на одном из скотных дворов, вместе с дородными коровами и множеством маленьких славных телят. Собственно говоря, Адам Энгельбрект был очень добрым и кротким быком, и таким же добрым и кротким был старый скотник, который обихаживал животных на этом скотном дворе. Свенссоном звали его, и был он до того добрым, что однажды, когда Адам Энгельбрект нечаянно наступил Свенссону на ногу, тот не решился отогнать быка прочь. Он спокойно стоял себе и ждал, пока Адаму Энгельбректу не придёт мысль самому сдвинуться с места.

читать далее

Меня зовут Лизи. Я девочка, хотя, наверное, это и так ясно, раз меня зовут Лизи. Мне семь лет, но скоро уже будет восемь, и мама иногда просит меня:

- Лизи, ты уже большая, вытри, пожалуйста, посуду!

А Лассе и Боссе говорят:

- Маленьких играть в индейцев не принимаем!

Так какая же я всё-таки, большая или маленькая? По-моему, если одни считают, что я уже большая, а другие, что я ещё маленькая, значит, я в самый раз.

читать далее

День рождения Лены был в мае, как раз когда цветут яблони. Сад напоминал океан яблоневого цвета. Да это и понятно: ведь Лена жила на берегу Яблоневой Бухты. Обычно в Ленин день рождения из города приезжали тёти, чтобы поздравить её. Они дружно всплёскивали руками и восхищенно ахали:

- О, как чудесно у вас здесь!

Лена видела, что маме приятно это слышать.

В тот день, когда Лене исполнилось шесть лет, к ним в гости приехала тётя Эбба. Лена встретила её на трамвайной остановке и пригласила выпить кофе прямо в цветущем саду. Тётя Эбба тоже всплеснула руками и воскликнула:

читать далее

- Эй, Калле! Андерс! Ева Лотта! Вы на чердаке?

Сикстен задрал голову, чтобы посмотреть, не высунется ли кто-нибудь из Белых Роз в чердачное оконце.

- Интересно, куда же они подевались? - воскликнул Юнте, убедившись, что в штабе Белых Роз не замечалось никаких признаков жизни.

- Их и в самом деле там нет? - нетерпеливо удивился Сикстен.

В чердачном оконце показалась белокурая голова Калле Блумквиста.

читать далее

- Ты не в своем уме, - сказал Андерс. - Ты абсолютно не в своем уме! Опять размечтался? Валяешься тут!… Тот, кто был абсолютно не в своем уме, быстро вскочил с зеленой лужайки и оскорбленно уставился на парочку у забора. Светлая как лен челка свисала ему на лоб.

- Миленький, добренький, славный Калле, - сказала Ева Лотта. - У тебя будут пролежни, если ты не прекратишь изо дня в день валяться под грушей и глазеть в газеты, вытаращив глаза. Лето ведь длинное-предлинное!

- Я вовсе не валяюсь тут изо дня в день, да и не глазею, - сердито возразил Калле.

читать далее

<< < 1 | 2 | 3 > >>

На главную - Линдгрен Астрид

Возможно вам будет интересно